$ - 66.7840
€ - 73.9766

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Сутолока ждёт перемен

«Счастливый час» для электрички

Пенсионеры на старте

Судьба человека

И жизнь, и песня, и любовь…


Песня в ее душе жила всегда, с первых мгновений появления на свет. Песня, тепло родного дома, сильные руки отца, любящие глаза мамы…

И жизнь, и песня, и любовь… И жизнь, и песня, и любовь…

…Когда в семью пришла беда и дети уже находились в детском доме в чужой деревне, Джана не выдержала – убежала. Домой. Для маленькой девочки путь неблизкий – пять километров. Но ей так хотелось еще хотя бы раз побывать в родных стенах, которые помнили ее звонкий смех, где жили счастье и безмятежность, где она чувствовала себя ребенком… Но пустой дом не оправдал ожиданий: в нем было холодно и темно. Дряхлый дедушка не мог прокормить внучку – не было сил, и вот через пару дней, взяв большой круглый хлеб в одну руку, другой крепко держа руку Джаны, старик отправился в путь. Девочка в детдом не хотела, уже перед самой деревней вырвалась, кинулась бежать… Дед – за ней. Оба, плача, упали на землю. Круглая свежевыпеченная буханка хлеба покатилась по дороге…
…Джана родилась 15 октября 1933 года в деревне Заитово Архангельского района Башкирии. Она была самой старшей из четверых детей, маминой помощницей, смотрела за братишкой и двумя младшими сестренками. Родители работали в колхозе, семья была дружной и веселой.
А потом грянуло 22 июня 1941 года. Война.
Отец, Исхак Гареевич Валеев, сразу был призван в армию. Какое-то время находился в Алкино, передавал весточки. Дочь смутно помнит: кажется, работал на производстве снарядов. Потом был отправлен на фронт. Больше свидеться не довелось: солдат пропал без вести. Где, когда – ничего не известно.
Наступили тяжелые времена. Чтобы прокормить детей, мать Фатима ездила менять вещи на картошку. Провалилась в полынью, простудилась. Заболела воспалением легких. Через несколько недель ее не стало. Дети остались – мал мала меньше. Старшей, Джане, – десять.
- Председатель с бухгалтером посадили нас в телегу, повезли в село Архангельское, в детский дом, - вспоминает Джана Исхаковна. – А он переполнен, не приняли. Повезли в колхоз «Максим Горький». Там детский дом еще только создавался, мы оказались первыми. Оставили нас в пустом доме и уехали…
Не было ни еды, ни посуды, ни кроватей, вообще ничего. Дети нарвали травы, на нее и улеглись, укрывшись маминым платком…
Утром пришли воспитатели. Все вместе пошли по деревне – кто ложку дал, кто кружку, кто тарелку. Приготовили болтушку на воде. Так началась их самостоятельная жизнь.
Понемногу быт наладился, приехали другие дети. Кули, набитые травой, стали их первыми матрацами. Пальто и сапог не было, бегали в школу в лаптях, накинув на плечи одеяло… Когда наступила весна, стало легче: собирали съедобные травы. Тосковали по дому, но время шло, привыкли. Кончилась война.
В 1949 году Джане исполнилось шестнадцать лет, и ее направили в ремесленное училище. Маленькая, хрупкая девушка получила серьезную профессию токаря, была распределена на Уфимский электроламповый завод, где и началась ее трудовая биография.
А еще Джана пела. Везде и всегда: в детском доме, в училище, на заводе, на массовых гуляньях. Голос отличный, сильный, второе сопрано. Сделала попытку поступить в училище искусств, и данные были, но… Жить негде, кушать нечего, поддержать некому… «Не судьба», - решила девушка, но с песней не рассталась.
У хорошенькой, веселой Джаны, конечно, были поклонники. Друг Миша познакомил с парнем по имени Август Блюм, тот работал водителем на 417-м (нефтеперерабатывающем) заводе. Высокий, представительный, старше на пять лет, а влюбился в Джану без ума, сделал предложение. Девушка равнодушной тоже не осталась, ответила согласием. Дело к регистрации, а старшие подруги начали «глаза открывать»: тебе всего 18, зачем так рано замуж? У парней успех имеешь, одна не останешься…
Пришел Август за невестой – идти в загс регистрировать брак, а она ему: «Передумала, не пойду!».
Парень упал на кровать и зарыдал. Джана испугалась: никогда не видела, как мужчины плачут.
- Не плачь, пойдем.
С тех пор живут в любви и согласии вот уже шестьдесят шестой год, 11 июля отметят «неоновую» свадьбу - любая молодая семья позавидует.
Сначала, конечно, было непросто, жили с семьей Августа, девять человек на восемнадцати квадратных метрах. Потом дали комнату. Родились дети – старший сын Владимир в 1954 году, Валерий – в 1956-м, дочь Ирина – в 1959-м, Виталий, младший, – в 1963-м.
Когда жили в одиннадцатиметровой комнатушке, для дочки ставили на стол детскую ванночку – в ней она и спала. Впрочем, никто не удивлялся: тогда это было делом обычным.
А в 1968 году наступил новый этап в судьбе Джаны Исхаковны: она пришла в народный хор русской песни треста КПД, которым руководил Владимир Гулин. Сначала только пела, а потом Владимир Николаевич уговорил работать вместе: нашли ставку костюмера, и стала Джана Исхаковна старостой хора. Все заботы о костюмах, музыкальных инструментах, о танцевальной группе, хоровиках, гастролях легли на ее хрупкие плечи. С утра до вечера в делах - такая работа. Все успевала!
Заслуженный работник культуры Республики Башкортостан Владимир Гулин объединил поистине талантливых людей (искал, собирал их, словно драгоценности). Все очень любили песню, шли на занятия после работы, забыв об усталости. Молодые хористки приносили на репетиции грудных малышей – так велико было желание мам петь. Ребятишки сладко спали на рояле, убаюканные пением. Иногда, впрочем, просыпались и устраивали уже свои «концерты». Это было замечательное время: хор очень востребован - выступали во дворцах, домах культуры, на площадках города, на всех праздниках. Ездили на гастроли. И вот тут Джана Исхаковна проявляла недюжинные таланты руководителя. Даже сына Валерия из другого хора в свой переманила. Хоровики побывали на гастролях за границей, в Германии. Ездили по стране. На зональном смотре в Куйбышеве заняли первое место – зрители даже не поверили, что поют не профессионалы. Когда исполняли песню «На Мамаевой кургане», люди плакали.
Потом пришли перемены, наступили иные, тяжелые времена. Негде было заниматься, костюмы приходили в негодность. Но свое любимое детище – хор – энтузиасты сохранили. Он существует по сей день, называется «Народный хор русской песни «Радоница», художественный руководитель Майя Александровна Листкова. И более пятидесяти лет бессменной старостой хора была Джана Исхаковна Блюм. За эти годы она многократно награждалась Почетными грамотами, знаком «За достижения в самодеятельном искусстве», стала лауреатом II Всесоюзного фестиваля народного творчества.
Сейчас, конечно, отошла от дел: ведь ей уже восемьдесят пять. Но с хором не расстается – нашу героиню приглашают на все праздники, просто на выступления, всегда поздравляют и приходят в гости.
- Не могу без песни жить, - улыбается Джана Исхаковна. – Вот сейчас в душе все поет. И так будет всегда.
Ирина ШЕМАТОНОВА.
НА СНИМКАХ: Джана Исхаковна в нынешнее время; а это она в 50-е годы.
Фото автора и из архива
семьи Блюм.

Дата создание новости 5-04-2019   Комментарии (0)   Просмотров: 586     Номер: 24(13308)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.