$ - 64.3352
€ - 72.2291

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Алые гвоздики и звуки курая

Миграция – дело серьёзное

Какая у вас кредитная история?

Творческий подход

Когда мечты звучат с возможностями в «ТАКТ»


Героиня нашей сегодняшней беседы - девушка, которая учится в УГАТУ, - решила создать мюзикл. Таким образом и появился цикл из двух спектаклей под общим названием «ТАКТ». И вот слухи об этом уже давно распространились за пределами авиационного университета... А посему вполне логично, что мы решили поговорить с Алией Хажиевой о том, как в ее жизнь вошло искусство представления...

Когда мечты звучат с возможностями в «ТАКТ»

- Алия, поздравляю тебя уже со второй премьерой! И хочу спросить: как тебе пришло в голову поставить именно мюзикл, это при таком разнообразии существующих театральных жанров?
- Не скажу, что я очень тщательно выбирала… Мне просто изначально нравились мюзиклы, они ж такие яркие (смеется). На разных «Студенческих веснах» и взлётах на ФИРТе (факультет информатики и робототехники в УГАТУ – Е.Д.) мы ставили блоки в стиле мюзикла. В общем, я просто сама обожаю этот жанр.
- Твой первый мюзикл был о сильной девушке, преодолевающей препятствия. Второй же посвящен фокуснику, которому легко досталась власть, и она же съела его душу, оставив в одиночестве. Чем ты вдохновлялась, когда придумывала сюжеты? Твои главные герои – вымышленные персонажи, или в них есть что-то от людей, повлиявших на тебя в жизни?
- Фокуснику нелегко досталась власть (смеется). Он вырос без родителей, его сажали в тюрьму. А касаемо вдохновения… Просто что-то резко приходит в голову, и все, ты уже начинаешь этим гореть. По поводу Маты Хари (главная героиня первого мюзикла – Е.Д.) – она исторический персонаж, вообще, я узнала о ней, послушав одноименный трек российского рэпера Алфавита. Захотела найти подробности ее биографии, и когда читала о ней, в голове уже начал складываться сюжет. Я понимала: вот девушка, вот она должна танцевать, стать шпионкой и в конце умереть. И далее уже с командой сценаристов из четырех человек, включая меня, продумывали детали. Все остальные персонажи в этом мюзикле – вымышленные. Хотя, когда я людям рассказывала сюжет, многие говорили, что Мата Хари похожа на меня (смеется). Но я так не считаю. И там нет кого-то из реальных личностей, которые могли бы на меня повлиять. Насчет главного героя второго мюзикла Джека – он придуман, как и все другие персонажи в «ТАКТе-2», просто мне хотелось, чтобы был фокусник и показывал фокусы на сцене. конечно, этого не произошло (смеется). Зато остался сам фокусник. Единственно, количество и функции всех персонажей продумывала уже большая группа сценаристов, было много споров, много часов обсуждений, и я понимаю, что в героев они вкладывали часть себя. Ну и, конечно, образы не ожили бы без актеров, которые как раз и адаптировали их к себе. В общем, по идее не было такого, что кто-то являлся прототипом, но получалось – на каждом этапе кто-то вносил свою частичку в характер того или иного героя. Нет чего-то конкретного из моей жизни, что было бы воссоздано в обоих мюзиклах, но есть уроки, которые ты получаешь, и на подсознательном уровне вкладываешь свой опыт. (Например, во втором мюзикле в песне про ревность я писала текст, основываясь на своем опыте.)
- Алия, окунемся в сам процесс создания. С какими трудностями ты столкнулась при постановке? И что, наоборот, давалось легко?
- В момент постановки «Маты Хари» трудности были на каждом шагу. Сложнее всего, как ни стандартно это звучит, было начать. Страшно: нет уверенности, нет определенных знаний – все это очень сильно оттягивало старт. Но вот я всем рассказала, что есть такая идея. Со всеми обсудила разные риски и решилась. Тему сложно было найти. Месяц, наверное, думала, что именно можно поставить. Собрать людей, которые способны помочь со сценарием, оказалось сложнее, нежели я думала. Знала только «ингредиенты», и то на уровне интуиции: нужен сценарий, нужны актеры, хореографы, певцы, звукозапись, создатели декораций, костюмеры, финансирование, пиар, а что со всем этим делать и как соединять, представляла смутно. Впервые столкнулась со «словарем» SMM (маркетинг в социальных медиа – Е.Д.). Там реально на каждом шагу были трудности из-за незнания процесса. Неприятно было еще оттого, что очень большое количество людей говорили: «Не получится», либо: «Алия, я не уверен(на), но помочь помогу». Там, в каждой из этих сфер, которые я уже назвала, были свои проблемы и судорожные попытки изучения (пусть и поверхностные) новых для меня ремесел. Оказалось не просто все удерживать в голове, очень большое количество информации надо было помнить. Ближе к событию я катастрофически теряла силы. Крайние дни спала часа по три, наверное, из-за переживаний, боялась, что вдруг забыла нечто важное, и не ела практически, целыми сутками торчала в «Авангарде» (дом студентов УГАТУ – Е.Д.), куда одна классная девчонка Алёна Азанова приносила мне еду, не спрашивая меня, и говорила: «Я знаю, что ты ничего не ешь, а теперь – бери и ешь!». В общем, много было трудностей. Очень легко далось только оформление, поскольку я большую часть жизни занималась оформлением тех или иных мероприятий.
В случае с Джокером (мюзикл «ТАКТ-2») было, с одной стороны, проще, ибо уже существовала команда, с другой стороны – все проходило на расстоянии, ведь сама я тогда переехала в Питер, и, в общем, не так-то это легко оказалось. Я прилетела за две недели до премьеры. Труднее всего было вклиниться в уже сложившийся процесс.
- Был ли момент при постановке первого мюзикла, когда ты хотела все бросить?
- На самом деле нет. Я скорее хотела, чтоб это все закончилось, но бросить – ни за что!
- А ситуация, которая удивила тебя больше всего?
- Была одна ситуация в первом мюзикле. Она касается финансовой стороны. Когда ко мне пришла идея, я понимала, что нужны деньги, а с деньгами мне мог помочь только профком студентов авиационного университета. Как-то мы встретились с заместителем председателя профкома студентов УГАТУ Дианой Улямаевой, и я сказала ей про мюзикл. Она поддержала меня, ей понравилась идея. До этого я никогда самостоятельно не организовывала мероприятия в университете, а тут – сама набросала смету, что называется, на глаз, тогда еще даже не существовало сценария, смета была на 15 тысяч, но выделили только 10. В итоге, когда появился окончательный сценарий, я встретилась с декораторами, они уже более-менее все расписали, и смета вышла на… 30 тысяч рублей. У меня не хватало слов, я вообще не знала, откуда брать такие деньги. Показала новую смету Диане, она сказала, чтобы я сама подошла к Фиделю Фидаилевичу (председатель профкома студентов УГАТУ – Е.Д.), так страшно мне никогда в жизни не было: я не знала этого человека. Прихожу в профком с новой сметой, меня встретили Олеся, заместитель председателя профкома, с Дианой, настраивали меня, вообще, все поддержали со словами: «Дадут добро на 20 тысяч – считай, что это победа». Захожу к Фиделю Фидаилевичу, показываю смету, и он мне просто говорит: «Ок!» Я спрашиваю у него, видел ли он последнюю строчку. Он ответил, что видел. Я показываю пальцем на 30 тысяч, а он отвечает: «Да, все хорошо, добро!» Когда я вышла и рассказала ребятам, те были приятно удивлены.
Есть еще кое-что, очень меня тронувшее. Премьеру второго мюзикла мы запланировали на 19 февраля, но ближе к этой дате становилось ясно, что мы не успеваем, и приняли решение перенести премьеру на 26 февраля. И когда девушка, играющая роль матери главного героя, узнала об этом, расстроилась и заплакала: оказалось, что она должна была сразу после мюзикла 19 февраля улететь в Питер, у нее уже был билет. И тогда мы всей нашей огромной командой решили скинуться ей на билет. Когда об этом узнали люди со стороны, они говорили нам: «Вы словно настоящая семья!».
- Посмотрев второй мюзикл, понимаешь, что масштабы серьезно выросли. Коснемся хотя бы цифр, расскажи: насколько они изменились?
- Первый мюзикл длится час десять. Второй – два часа тридцать минут, мы хотели показать полную историю, падение и взлет человека, да и нас было больше. В том году почти все я делала сама, а ныне каждый уже верил в идею и хотел добавить что-то свое, масштабы выросли значительно, количество людей тоже. В первый год на кастинг пришли около 20 человек, после просмотра каждого претендента мы успевали обсуждать, подойдет ли нам этот исполнитель, очереди не было, все шло спокойно. В этом же году мы смотрели одного за другим, в коридоре колыхалась огромная очередь, приходилось останавливаться на пятиминутные перерывы, потому что нам нужно было хоть немного отвлечься. После основного кастинга мы сделали дополнительный на роль главного героя, в итоге им стал парень из института искусств. В том году на сцене было около 30 человек, а в этом – все 60, не представляю, что там творилось на танцевальном кастинге. В массовых песнях второго мюзикла было 16 голосов. А сколько танцев! Все нужно было записать, все диалоги, песни… Гигантская работа! Кто-то говорил мне на первом мюзикле: «Круто, что за год вы сделали такое», на что я ответила: «Какой год, это всего месяц». Конечно, ребята просто ночевали в «Авангарде», мы работали без выходных.
- В первом мюзикле звучали известные треки нулевых, и не только, во втором же слышно много рока. Как ты выбирала эти песни? Звучали ли там твои любимые композиции?
- В этом году я выбрала режиссером Леонида Кузнецова, и он сказал: «Хочу рокерские песни». В принципе мне понравилась идея плюс я посмотрела рок-оперу, созданную на основе музыки Моцарта, и это вообще невероятно круто. Вот мы и подумали: «Почему бы и нет?!», и так в основном там рок и ставили. Мне запомнились все песни, потому что я слушала их двадцать четыре часа в сутки, не могу сказать, что есть самая любимая, но особенно хотелось, чтобы была одна песня из той самой рок-оперы по Моцарту. Кстати говоря, столько рока я никогда в жизни не слушала, из 100 треков я отбирала 10, и из этих 10 только 1. Всего в мюзикле был 31 трек, представь себе масштаб! В первом же мюзикле была солянка из моих любимых песен, естественно, были треки по настроению, были моменты, когда мы искали треки, и не все они – мои «самые-самые». Я очень хотела переделать песню Sia (австралийская певица и автор песен – Е.Д.) – Chandelier, она мне очень нравилась: настолько мощно была исполнена песня, что хотелось воссоздать нечто подобное. Когда я была под влиянием какого-то настроения, то скидывала хореографам песни, и они их оценивали, сами скидывали разные варианты. Один из сценаристов первого «ТАКТа» Степан Городков предложил поставить в конце мюзикла песню Ольги Кормухиной, мне понравилась идея и, переделывая текст, я написала строки:
«Есть у каждого свой путь,
Только алчным не будь.
И пойми простую суть:
Жизнь обратно не вернуть...»
Кстати, эти строки я случайно увидела у себя на странице ВКонтакте, когда нужно было выбирать: либо вернуться в Уфу и ставить второй мюзикл, потому что ребята уже горели идеями, либо остаться работать в Санкт-Петербурге, поскольку как-то нужно было выживать (смеется). Дальше я реально чувствовала себя словно в кино: уволилась с работы, прилетела в Уфу и снова занималась любимым делом.
- Я смотрю на тебя, и фраза «Dreams come true» («Мечты сбываются») становится даже осязаемой. Девушка, не имеющая никакого отношения к искусству, учится на программиста и вдруг совершает крутой вираж и делает то, что хочет. Твоя история сама по себе уже годится для мюзикла! Конечно, редко кто задумывается на предмет обратной стороны медали: все видят только результат и хвалят. На какие жертвы ты шла ради своей мечты? Что с тобой было после премьеры? Откуда ты черпала силы?
- Мне было очень страшно от того, что я вообще ничего не знаю, я не имела понятия, с чего начинать, как это вообще работает, как лучше сделать, чтобы все шло более-менее по порядку… Я знала только, как оформлять сцену, поначалу меня очень поддержали родители, хотя они и думали, что я зря теряю время, но в итоге были в приятном шоке. Я оба раза увольнялась с работы, и для первого мюзикла, и для второго. У меня вообще не было личного времени: каждую минуту в тот период я отдавала постановке, еще я очень мало спала… Но в итоге люди понимали, что если я хочу, я это сделаю. В основном мне говорили, что это бред и большинство знакомых просто посмотрит, ЧТО из этого выйдет, искренней поддержки было мало от кого. На втором мюзикле, когда я прилетела из Питера и озвучила свое мнение относительно всего, организаторский состав перестал мне доверять. Они думали, что я унижаю их, пренебрегая уже проделанной работой, а я просто хотела как лучше. После первого «ТАКТа» не могла спать – еще неделю вскакивала среди ночи, думая: я что-то забыла сделать или упустила какую-то деталь! В итоге, проснувшись как-то утром после премьеры первого мюзикла, я поняла, что просто не могу встать. Оказалось, у меня начались какие-то проблемы со спиной, думаю, это было на нервной почве, помогло только иглоукалывание, я восстанавливалась около двух недель, могла только лежать, и то в одной позе. Но ведь самое главное – это то, что я делала все с какой-то внутренней верой и была убеждена, что у меня все получится.
Беседовала Екатерина ДЬЯЧКОВА.
Фото из открытых источников.

Дата создание новости 12-04-2019   Комментарии (0)   Просмотров: 923     Номер: 26(13310)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.