$ - 65.6046
€ - 72.6243

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Все флаги в гости к нам

Звезды уже прибывают на форум

«Любимый город» ждёт уфимцев

Из первых рук

Мой папа самых честных правил


Время быстротечно. Моему отцу Ивану Парфеновичу Спатару, который на протяжении долгих лет был начальником Башкирского отделения Куйбышевской ордена Ленина железной дороги, в эти дни исполнилось бы 100 лет.

Мой папа самых честных правил Мой папа самых честных правил

Он родился в 1919 году в небольшом украинском селе Загнитково, что на границе с южными областями Молдавии. Видимо, отсюда произошла и ассимиляция нашей фамилии. Одно из ее значений - «спатарий», первый воин в ряду, меченосец, солдат, первым вступающий в бой с врагом.
Дед Парфений, простой хлебороб, рано овдовевший, поднял сына и трех дочерей. Бабушка, по рассказам отца, была красивой и очень образованной, знала несколько языков, прекрасно музицировала, рисовала и, судя по всему, была далеко не простолюдинкой. Видимо, в любви простого крестьянского паренька и девушки из благородного сословия была тайна. Она умерла рано, а очень любивший ее дед так и остался один… Говорят, что в родном селе его так и звали «Парфений – Лебедь». Чтобы спасти свою семью от голода 30-х годов, дед Парфений обменял свой солдатский серебряный «Георгий» на мешок кукурузной муки.
Учеба у отца всегда шла хорошо, что, видимо, и сподвигло деда продать одну из коз и купить десятикласснику Ивану замечательную московскую готовальню. После окончания средней школы Иван Спатар поступил в Харьковский институт инженеров железнодорожного транспорта, но война внесла свои коррективы. Уже в первые месяцы студенты-железнодорожники вместе с красноармейцами отбивались от фашистов и отходили с боями из осажденного города. Они под немецкими бомбами восстанавливали пути, по которым вывозили раненых и детей. Потом студентов (брошенных, израненных и чудом оставшихся в живых) какие-то солдаты силком затащили в последний вагон последнего эшелона, покидавшего Харьков. А в вагоне красноармейцы накормили ребят вареной... слонятиной (немецкий летчик, куражась, расстрелял животных в зоопарке). Как и многие люди того поколения, Иван Парфенович не любил рассказывать про войну. Уже потом, по крупицам, по рассказам друзей и однокашников я узнал о родном человеке много интересного.
Первую по-настоящему боевую награду Иван Спатар получил, когда освободил забитую вагонами станцию для прохода литерных эшелонов, перевозивших танки. Дорога была каждая минута. Когда стало ясно, что маневровая работа по «растаскиванию» составов займет несколько суток, молодой начальник станции принял единственное и, как оказалось, правильное решение: сцепкой из четырех мощных паровозов он сбросил с путей несколько эшелонов с порожняком, углем и лесом, позволяя пройти составам с военной техникой. Кстати, в том же году он стал членом КПСС, чем всегда гордился. После войны работал начальником станций Кувандык, Бузулук, Орск. По окончании Академии железнодорожного транспорта МПС СССР в 1956-м назначен начальником Абдулинского отделения Куйбышевской железной дороги, а затем - главным инженером Куйбышевской железной дороги.
В 1963 году Иван Парфенович Спатар по настоянию башкирского обкома КПСС был направлен в республику для «дальнейшего развития и совершенствования железнодорожного транспорта» в должности начальника отделения, говоря языком железнодорожным – НОДом. Молодой командир взялся за дело… За два десятилетия руководства отца отделение превратилось в одно из самых высоко оснащенных на всей сети МПС. Была введена электрифицированная линия Белорецк - Карламан (башкирский БАМ) протяженностью свыше 200 километров, электрифицировались новые участки пути, более 200 километров оснащены автоблокировкой, произведена коренная реконструкция локомотивного депо «Дема», вошла в строй новая промывочно-пропарочная станция «Аллагуват», началось строительство Южного железнодорожного обхода столицы, стал курсировать фирменный поезд «Башкирия», построен уфимский железнодорожный вокзал, активно развивалось пригородное сообщение. Ежесуточно отделение обслуживало свыше ста пар пассажирских и грузовых поездов, через каждые 4 минуты по башкирской магистрали шел поезд. В городах и поселках республики возводились железнодорожные микрорайоны. Было организовано эффективное пригородное железнодорожное сообщение, ежегодно перевозившее миллионы пассажиров. Строились целые микрорайоны, тысячи работников отрасли удостоены госнаград. Башкирское отделение неоднократно признавалось одним из лучших в сети МПС СССР. Учитывая его стратегическую роль в перевозках, руководство республики даже хотело создать на базе отделения Уфимскую железную дорогу. В своей книге «Люди. Годы. Жизнь» бывший в то время председателем Совета Министров БАССР 3акерия Акназаров очень тепло вспоминает о совместной работе со Спатаром, называя его «авторитетным руководителем, очень добрым и порядочным человеком».
В 1988 году вышла книга «Славные традиции. К 100-летию железных дорог Башкирии», которая свидетельствовала, что именно в те годы башкирское отделение стало осуществлять больше половины всех грузовых перевозок и треть всей тонно-километровой работы на Куйбышевской ордена Ленина железной дороге. Однажды мотрисса (рельсовый автобус), в которой руководящий состав отделения возвращался с осеннего осмотра, сошла с рельсов и, несколько раз перевернувшись, ушла под откос. Обошлось без жертв, но все командиры получили травмы - переломы, ушибы, ссадины. На следующий день все как один пришли на утреннюю оперативку, и никто не обратился за медицинской помощью. Легендарный НОД, кстати, сломал тогда три ребра. И виду не показывал, как было больно. А ведь ему было уже далеко за 50!
Отец, будучи скромным человеком, никогда не просил у руководства республики для себя и своей семьи каких-то льгот и преференций. В один из дней его пригласил тогдашний первый секретарь башкирского обкома Мидхат Шакиров, который вручил ему семейную путевку в Карловы Вары со строгим напутствием «Попробуй не поедь!». Жил отец в обычной по сегодняшним меркам трехкомнатной квартире, а соседом по лестничной клетке был простой машинист локомотивного депо Ибрай Арисметов со своей семьей. Ничего не мешало начальнику отделения и простому железнодорожнику быть в добрых человеческих отношениях.
В 70-е годы в отделении произошел сход грузового поезда, серьезное ЧП. Чтобы определить причину происшествия, прибыла солидная комиссия с представителями завода-изготовителя вагонов. Опытным инженерам стало ясно, что вины техники здесь нет. Судя по всему, беду с немалым ущербом сотворила уже немолодая сцепщица, недавно похоронившая мужа и одна растившая четверых детей. С учетом доказательств ее вины и нанесенного ущерба наказание могло быть очень строгим - вплоть до лишения свободы. И тогда, неожиданно для всех, начальник отделения дороги отвел в сторону руководителя заводской комиссии. Издали беседа двух солидных мужчин напоминала разминку боксеров перед схваткой. Казалось, еще мгновение - и они начнут потасовку. Когда через пятнадцать минут шум, жестикуляция и ненормативная лексика со стороны «совещающихся» сторон закончились, по удрученному виду заводчанина все поняли, кто победил. Об этом рассказала на кладбище у могилы отца много лет спустя та самая железнодорожница.
А об этом забавном случае Иван Парфенович сам часто вспоминал во время празднования Дня железнодорожника. Когда после войны он работал начальником станции Абдулино, бледный и растерянный помощник вручил ему строгую телеграмму. В ней предписывалось встретить самого... Кагановича, тогдашнего сподвижника Сталина, наркома путей сообщения, человека жесткого, за малейшую провинность отдававшего железнодорожников под трибунал. Весь день и всю ночь железнодорожники драили станцию. На утро начальство, заметно волнуясь, собралось на перроне для встречи высокого гостя. И вот подошел поезд. Встречающие отправились в конец состава, где должен быть вагон-салон. Но вместо «железного наркома» из обыкновенного купейного вагона в стареньком потертом пальтишке, улыбаясь, вылез Каганович... Гриша - однокашник Ивана Парфеновича по Харьковскому институту инженеров желдортранспорта, шутник и балагур. Он не дождался дружеских объятий - в гостя полетел тяжелый путейский фонарь. Опасаясь тумаков, Гриша бросился наутек от разъяренного приятеля. А уже вечером, когда страсти улеглись, за дружеским застольем все посмеялись. К чести железнодорожных командиров и партийных работников, никто не «просигнализировал» о лженаркоме из Харькова.
Другой не менее забавный случай, который бы мог стоить башкирскому НОДу головы, произошел в 60-е годы. В Уфу приехал руководитель страны Никита Хрущев. Когда, наконец, первый секретарь ЦК КПСС попрощался с руководителями республики и поднялся в салон-вагон, напротив правительственного состава вдруг остановился маневровый локомотив. Увидев в окне молодого человека, Хрущев стал улыбаться и махать машинисту рукой. Тот стал махать в ответ и радостно вопить: «Да здравствует Никита Сергеевич!». Это продолжалось почти 15 минут. Стоявшие на перроне руководители сразу и не поняли, почему не отправляется литерный. Сообразив, что творится что-то неладное, НОД влетел в кабину машиниста и все понял. Паренек вошел в ступор и, уже ничего не соображая, махал хохотавшему Хрущеву рукой. Спатар аккуратно оттеснил машиниста и спокойно отвел маневровый локомотив. Самое смешное, что бедолага-машинист еще 40 минут махал рукой, пока в него не влили сто граммов спирта.
Начальник отделения дороги должен быть человеком принципиальным и строгим, ибо добродушие может обернуться гибелью сотен людей или многомиллионными убытками. Но никогда Спатар не повышал голоса и не оскорблял своих подчиненных. Наверное, сказывалось воспитание, полученное в многодетной и дружной сельской семье, где уважение к человеку ценилось больше всего. Но это табу не распространялось на тех посетителей, которые пытались решать свои вопросы при помощи «конвертов» и недвусмысленных подарков. В этом случае грозный голос Спатара был слышен на всех четырех этажах отделения, и очередной проситель уходил искать «свою мать». И тут не обходилось без курьезов. Когда отец выгонял очередного прохиндея, то последний, стараясь быстрее удалиться, как правило, пытался выйти через дверь небольшого встроенного гардероба, расположенного рядом с входной. Оттуда его и доставала потом строгая секретарша Тамара Павловна.
За глаза молодые работники аппарата уважительно называли начальника «папой», ибо знали, что он накажет за дело, но в обиду своих подчиненных разномастным комиссиям не отдаст. После смерти Спатара в его бумагах остались десятки объяснительных от совершивших проступки командиров, но ни одной из них Иван Парфенович так и не дал хода, не калеча судьбы молодых руководителей. И надо сказать, что впоследствии никто из них не подвел своего НОДа.
Если на работе Иван Парфенович был человеком строгих правил, то дома - заботливым отцом, внимательным мужем, любящим дедом. Мама тоже была железнодорожницей, старшая сестра почти 40 лет проработала в отраслевом здравоохранении. Когда мне было 13 лет, я попросил у папы деньги на катушечный магнитофон. Отец сказал: «Иди заработай, а сколько не хватит - я тебе добавлю». Я два месяца работал в вагонном депо “Уфа”, стирал постельное белье для пассажирских вагонов. И по первой своей профессии стал «оператором стиральной установки». Помню, первые дни на меня, как на живую обезьяну, ходило смотреть все депо. Потом привыкли. Работал я, видимо, неплохо. Даже бригадирша расслабилась и выдала мне по итогам недели несколько кусков дефицитного тогда белого «сэкономленного» мыла, которое я с достоинством рабочего человека принес в семью. Отец поздравил меня с первым трудовым достижением основательным подзатыльником и велел вернуть «приз» на работу с «приветом» бригадирше.
Жили мы очень скромно, но у папы было одно увлечение – книги. Он привозил их из каждой командировки. Отец собрал большую библиотеку, знал наизусть много стихов Расула Гамзатова, дружил с Мустаем Каримом, который уважительно называл его «железным Спатаром», владел английским, рисовал, замечательно исполнял с друзьями народные песни, в редкие выходные любил повозиться в саду.
В мир иной он ушел неожиданно и быстро, как уходят благородные люди - сердце не выдержало многолетней нагрузки. В последний декабрьский день 1985 года на уфимской улице Карла Маркса было остановлено автомобильное движение. Тысячи железнодорожников и уфимцев провожали в последний путь легендарного НОДа.
Сергей СПАТАР,
подполковник в отставке.
Фото из семейного архива.

И.П.Спатар награжден двумя орденами Ленина, Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, 12 медалями и знаками Союза ССР. Почетный железнодорожник СССР, участник Великой Отечественной войны, депутат Верховного Совета БАССР четырех созывов, лауреат премии ВДНХ СССР. Имя легендарного железнодорожника носит улица в Демском районе Уфы.

Дата создание новости 18-01-2019   Комментарии (0)   Просмотров: 604     Номер: 107(13287)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.