$ - 87.0354
€ - 93.2994

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Когда «кадры» решают всё

Забег во имя мира

Мы не можем без корней!

Мой дедушка – Ломоносов из Башкирии

«…И вечно в сговоре с людьми надежды маленький оркестрик под управлением любви»

О тех, кого помним

Его звали папой


Его звали папой

Иван Спатар - личность легендарная. Кавалер четырех орденов, из которых два ордена Ленина, депутат Верховного Совета БАССР четырех созывов, почетный железнодорожник СССР, Иван Парфенович почти 20 лет возглавлял 25-тысячный коллектив башкирских железнодорожников. В эти дни руководителю Башкирского отделения Куйбышевской железной дороги исполнилось бы 95лет.

Истоки

В чудом сохранившемся музее небольшого украинского села Загнитково вам с гордостью поведают, что Спатары - древний род не только воинов, но и хлеборобов. А еще обязательно расскажут о своем земляке - мальчике Ване Спатаре, который все время убегал из дома, чтобы на далекой железнодорожной станции посмотреть на могучие паровозы, вагоны, строгого седоусого начальника в красной фуражке, управляющего всем этим необычным хозяйством. И о том, как студенты-железнодорожники вместе с красноармейцами отстреливались от фашистов и отходили с боями из осажденного Харькова. Как под бомбами немецких самолетов восстанавливали пути, по которым вывозили раненых и детей. Как их (брошенных, израненных и чудом оставшихся в живых) какие-то солдаты силком затащили в последний вагон последнего эшелона, покидавшего осажденный Харьков. А потом красноармейцы угощали студентов вареной... слонятиной (немецкий летчик, куражась, расстрелял животных харьковского зоопарка). Воспоминания о войне - горькие воспоминания. Может быть, поэтому Иван Парфенович не любил рассказывать про военное лихолетье и как-то особенно нежно относился к скромной и почерневшей от времени медали “За победу над Германией”. А вспомнить было что. Например, как на свой страх и риск в 1942 году молодой начальник станции двумя мощными паровозами “ФД” сбросил с путей эшелон с лесом, освободив магистраль, чтобы безостановочно могли пройти несколько танковых эшелонов, двигавшихся под Сталинград.

Такая железная дорога

В своей книге “Люди. Годы. Жизнь” бывший в то время председателем Совета Министров БАССР З.Ш.Акназаров очень тепло вспоминает о совместной работе со Спатаром, называя его “авторитетным руководителем, очень добрым и порядочным человеком”.
Кстати, Ивану Парфеновичу не раз предлагали и более высокие должности. К примеру, возглавить дирекцию по строительству БАМа. Однако он никогда не гнался за почестями и деньгами и остался верен родному отделению.
В 1988 году вышла книга “Славные традиции. К 100-летию железных дорог Башкирии”. В ней, в частности, отмечалось, что за последние двадцать пять лет объем работы Башкирского отделения (в пору работы И.П.Спатара) вырос в два раза! Начиная с 1973 года среднегодовой объем капиталовложений составлял более 30 - тех, советских, тяжеловесных - миллионов рублей! Была введена новая электрифицированная линия Белорецк - Карламан (башкирский БАМ) протяженностью 203,5 километра. Проведена реконструкция локомотивного депо “Дема”. Вошла в строй новая промывочно-пропарочная станция Аллагуват. В Уфе построен новый железнодорожный вокзал. Стал курсировать фирменный поезд “Башкирия”. Именно в те годы Башкирское отделение стало осуществлять больше половины всех грузовых перевозок и треть всей тонно-километровой работы на Куйбышевской ордена Ленина железной дороге. Отделение становилось одним из самых высоко оснащенных и лучших во всей сети МПС.
...Однажды мотрисса (рельсовый автобус), в которой руководящий состав Башкирского отделения возвращался с осеннего осмотра, сошла с рельсов и, несколько раз перевернувшись, ушла под откос. Обошлось без жертв, но все командиры получили травмы - переломы, ушибы, ссадины. И тем не менее на следующий день все как один пришли на утреннюю оперативку, и никто не обратился за медицинской помощью. “Мы тогда искренне болели за дело, а ходить и показывать врачам свои “служебные болячки” считалось для железнодорожника делом недостойным”, - рассказывал Иван Парфенович. Он, кстати, сломал тогда три ребра. И виду не показывал, что больно. А ведь ему было уже далеко за пятьдесят!
В 70-е годы на отделении произошел крупный сход грузового поезда. Чтобы определить причину происшествия, прибыла солидная комиссия с представителями завода-изготовителя вагонов. Опытным инженерам стало ясно, что вины техники здесь нет, судя по всему, беду с многомиллионным ущербом сотворила уже немолодая сцепщица, недавно похоронившая мужа и одна растившая четверых детей. Учитывая доказательства ее вины и принесенный ущерб, будущие пять, а то и семь лет она должна была провести в местах не столь отдаленных. И тогда, неожиданно для всех, начальник отделения отвел в сторону руководителя заводской комиссии. Издали беседа двух немолодых руководителей напоминала разминку боксеров перед схваткой. Казалось, еще мгновение - и мужчины начнут потасовку. Когда через пятнадцать минут шум, жестикуляция и ненормативная лексика со стороны “совещающихся” закончились, по удрученному виду заводчанина все поняли, кто победил. В акте написали, что причиной аварии стала некая бракованная деталь. Об этом сыну легендарного начальника рассказала на кладбище у могилы отца много лет спустя та самая железнодорожница.

“К вам едет
Каганович”


Об этом забавном случае Иван Парфенович часто вспоминал во время празднования Дня железнодорожника. Когда после войны он работал начальником станции Абдулино, бледный и растерянный помощник вручил ему строгую телеграмму. В ней предписывалось встретить самого... Лазаря Кагановича, тогдашнего сподвижника Сталина, наркома путей сообщения, человека жесткого, за малейшую провинность отдававшего железнодорожников под трибунал.
Весь день и всю ночь железнодорожники драили станцию. Наутро начальство, заметно волнуясь, собралось на перроне для встречи высокого гостя. И вот подошел поезд. Встречающие отправились в конец состава, где должен быть вагон-салон. Но вместо “железного наркома” из обыкновенного купейного вагона в стареньком потертом пальтишке, улыбаясь, вылез Каганович... Гриша - однокашник Ивана Парфеновича по Харьковскому институту инженеров желдортранспорта, шутник и балагур. Он не дождался дружеских объятий - в гостя полетел тяжелый путейский фонарь. Опасаясь тумаков, Гриша бросился наутек от разъяренного приятеля. А уже вечером, когда страсти улеглись, за дружеским застольем все посмеялись, и, к чести железнодорожных командиров и партийных работников, никто не “просигнализировал” в компетентные органы о лженаркоме из Харькова. Другой не менее забавный случай, который бы мог стоить башкирскому НОДу головы, произошел в 60-е годы, когда в Уфу приехал руководитель страны Никита Хрущев. Когда, наконец, Первый секретарь ЦК КПСС попрощался с руководителями республики и поднялся в салон-вагон, напротив правительственного состава вдруг остановился маневровый локомотив, и паренек-машинист решил посмотреть внутреннее убранство персонального хрущевского вагона. Увидев в окне молодого человека, Хрущев стал улыбаться и махать машинисту рукой. Увидев первое лицо страны, машинист стал в ответ махать ему рукой и радостно вопить: “Да здравствует Никита Сергеевич!” Это продолжалось почти 15 минут, а стоявшие на перроне руководители сразу и не поняли, почему не отправляется литерный. Сообразив, что творится что-то неладное, НОД влетел в кабину машиниста и тут все понял. Паренек вошел в ступор и, уже ничего не соображая, махал хохотавшему Хрущеву рукой. Спатар аккуратно оттеснил машиниста и, тоже махая Хрущеву, спокойно отвел маневровый локомотив. Самое смешное, что бедолага-машинист еще 40 минут махал рукой, пока в него не влили сто граммов спирта.

Накажет за дело,
но в обиду не даст


Начальник отделения дороги должен быть человеком принципиальным и строгим, ибо добродушие может обернуться гибелью сотен людей или многомиллионными убытками. Но никогда Спатар не повышал голоса и не оскорблял своих подчиненных. Наверное, сказывалось и воспитание, полученное в многодетной и дружной сельской семье, где уважение к человеку ценилось больше всего. Но это табу не распространялось на тех посетителей, которые пытались решать свои вопросы при помощи “конвертов” и подарков. В этом случае грозный голос Спатара был слышен на всех четырех этажах отделения, и очередной прохиндей удалялся в поисках лучшей судьбы.
За глаза молодые работники аппарата уважительно называли начальника “папой”, ибо знали, что он накажет за дело, но в обиду своих подчиненных разномастным комиссиям не даст.
И если на работе Иван Парфенович был человеком строгих правил, то дома - заботливым отцом, внимательным мужем, любящим дедом. Он знал наизусть практически всего Расула Гамзатова, владел английским, рисовал, замечательно исполнял украинские народные песни, в редкие выходные любил повозиться в саду.
В мир иной ушел неожиданно и быстро, как уходят благородные люди - сердце не выдержало многолетней нагрузки.
В последний январский день 1985 года на уфимской улице Карла Маркса было остановлено автомобильное движение. Тысячи железнодорожников и уфимцев провожали в последний путь легендарного Спатара.
Память об ушедшем человеке живет ровно столько, сколько о нем помнят люди. Полина, младшая внучка Ивана Парфеновича, никогда не видела своего деда, но его портрет стоит у нее на столе. А на День Победы и День железнодорожника она обязательно чистит бархоткой его многочисленные награды. И думает работать на железной дороге - фамилия обязывает.
Сергей САТТАРОВ.

Дата создание новости 15-02-2014   Комментарии (0)   Просмотров: 2 039     Номер: 30(12428)     Версия для печати

14 июня 2024 г. №41(13785)


«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight@rambler.ru с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.



 
© 2011-2023, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.