$ - 63.5643
€ - 66.6135

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Линии судьбы Радмира Шайхутдинова


Линии судьбы Радмира Шайхутдинова

На днях в Уфе в Малом зале Башкирского государственного академического театра драмы имени Мажита Гафури состоялся Гала-концерт лауреатов Международного литературно-художественного конкурса «Мы читаем Мажита Гафури». Творческое состязание проходило в республике в течение прошлого года и было посвящено 140-летию со дня рождения первого народного поэта Башкортостана, а также 20-летию культурно-просветительской деятельности Фонда имени Мажита Гафури.

Это знаковое в жизни республики мероприятие широко освещалось СМИ и послужило для меня, как сейчас говорится, информационным поводом для встречи с нашим земляком Радмиром Шайхутдиновым - московским начинающим композитором, режиссером, помощником художественного руководителя Театра Алексея Рыбникова. Дело в том, что кульминацией Гала-концерта, по признанию организаторов и зрителей, стало исполнение песни на стихи Мажита Гафури «Слова одного возлюбленного» обладательницей Гран-при конкурса, финалисткой телеконкурса «Голос. Дети» (второй сезон) Саидой Мухаметзяновой из Казани. Музыку к песне написал также удостоившийся Гран-при герой этой публикации.
Знакомство мое с Радмиром состоялось 5 лет назад, когда он с успехом реализовал в Уфе проект «Последний романтик», посвященный 85-летию Микаэла Таривердиева. В концертном зале «Башкортостан» Национальный симфонический оркестр республики, музыканты и творческая команда коллег Радмира из Москвы представили монооперу «Ожидание» и музыку к кинофильмам маэстро. На тот момент Радмир уже был известен как выпускник Уфимского училища искусств и ГИТИСА (мастерская Юрия Лаптева). Еще студентом пришел он в легендарный Театр Алексея Рыбникова, где успешно работает и по сей день уже более 10 лет. Он и режиссер-постановщик, и помощник худрука, и ассистент Алексея Львовича на кинопроектах в ООО «Современная Опера».
Что нового произошло в творческой жизни молодого человека за это время? Слово Радмиру Шайхутдинову:

«Стремлюсь соединить национальную мелодику с мировыми музыкальными жанрами»
- Год назад у меня появилась идея создания музыки на стихотворения классиков башкирской и татарской поэзии. Первыми ласточками на этом пути стали две композиции на татарском языке: «Песни мои» на стихи Мусы Джалиля, «Слова одного возлюбленного» на стихи Мажита Гафури, последняя неожиданно получила широкий общественный резонанс. Почему я обратился к его творчеству? С детства имя Гафури сопровождало меня: жил рядом с парком его имени, мама моя родом из Гафурийского района Башкирии, деревня, в которой жила моя любимая бабушка Амина, находится рядом с местом – деревней Зилим-Караново, – откуда родом поэт… Помогло и знакомство с Саидой Мухаметзяновой и ее искренний интерес к творчеству классика: мы вместе выбрали нейтральные строфы, так как стихи написаны от имени мужчины. Решился на эксперимент: обратился к жанру, совсем несвойственному татарской и башкирской музыке, к… бразильской босанове! Соединяя татарскую и башкирскую мелодику с мировыми музыкальными жанрами и направлениями – джаз, босанова, французский шансон, – я считаю, что национальная музыка вберет в себя неожиданные нюансы и образы, засверкает новыми гранями.
Наша работа над песней “Слова одного возлюбленного” совпала с 140-летием со дня рождения Мажита Гафури. В этом есть и что-то мистическое. Я несказанно рад знакомству с Люцией Музакировной Камаевой-Гафури, невесткой классика, хранительницей его творческого наследия. Она и придумала конкурс, где мы с Саидой завоевали Гран-при. Подобная победа окрыляет! Участие в Гала-концерте дало мне возможность еще раз приехать в родной город. Композиция уже исполнялась Саидой в Челябинске, а в Уфе – на родине поэта – премьера состоялась 4 февраля на сцене театра, который носит его имя. Скоро – премьера песни и на турецком языке: Саида учится в Казанском университете на факультете востоковедения. Изучает арабский и турецкий языки. Она перевела стихи на турецкий совместно с преподавателем.
Эту композицию я показывал своему педагогу в Гнесинке: так родилась идея целого цикла из трех произведений на стихи Мажита Гафури; остановился на любовной лирике.

Праправнуки Римского-Корсакова
- Для меня важным событием в 2020 году стало поступление на отделение композиции Российской академии музыки имени Гнесиных в класс Кирилла Евгеньевича Волкова. Он, как и бесконечно уважаемый Алексей Львович Рыбников, мой шеф и наставник, был учеником и ассистентом в классе Арама Ильича Хачатуряна в Гнесинке и в Московской консерватории. Мне удалось выиграть грант Президента России на бесплатное получение второго высшего образования в творческом вузе. Это счастье! Для Кирилла Евгеньевича важно мое обращение к башкирской и татарской культуре. Сейчас практически закончен цикл для английского рожка и фортепиано по мотивам сказок моей бабушки Амины – в основу положены легенды, деревенский фолькор, это все она мне рассказывала в детстве. В первом семестре была захватывающая работа над обработками крымско-татарских народных песен.
Сегодня мы с Саидой активно работаем еще над одним вокальным сочинением – на стихи Зайнаб Биишевой «Где же ты?». Первая моя работа на башкирском языке. Премьера состоится в нынешнем году.
Волков любит повторять: “Вы наследники великой русской школы. Римский-Корсаков – Мясковский – Хачатурян. Так что вы, нынешние студенты, – праправнуки Римского-Корсакова”. Кстати, Николай Андреевич - мой любимый композитор с юных лет. Вот такие складываются пересечения линий судьбы.
Хочу вернуться к песне на стихи Мусы Джалиля, моей пробе пера в обращении к национальной поэзии. Однажды Рыбников мне сказал: “Если бы вы учились у Арама Ильича Хачатуряна, то первым заданием для вас он выбрал бы создание песни на родном языке или инструментальной композиции на основе ваших родных народных мелодий”. Действительно, Хачатурян вывел армянскую народную музыку на мировой уровень. Это вдохновляющий пример для композиторов других малых народов России, тогда – Советского Союза. Мне его слова запали в душу. Как-то раскрыл страницы “Моабитской тетради”, начал читать, сразу возникла мелодия на стихи “Песни мои”. Одним из ориентиров для меня является песня Хусаина Ахметова об Уфе. И меня не смутило, что многие татарские композиторы обращались к этим строкам. Завершив набросок, вышел из театра, пошел по улицам Москвы и буквально натолкнулся на памятную доску на доме, где жил в свое время Муса Джалиль. Что это было? Знак? Не знаю. Завершая песню, часто приходил к этому барельефу, мысленно общался с поэтом… Уже летом мы записали ее в Казани: аранжировку, сведение выполнил Искандер Мустафин. Тогда же произошло знакомство с внучкой Джалиля Татьяной Малышевой. Правнучка поэта Лиза – ученица ЦМШ в Москве. Она исполнила партию скрипки. Премьера состоялась в Светлановском зале Дома музыки на торжествах, посвященных 100-летию образования Республики Татарстан. Почетно было находиться рядом с мэтрами. С композицией “Песни мои” я и поступал в Гнесинку. Уже готов клип, а 15 февраля – в день 115-летия со дня рождения Мусы Джалиля – в Казани должен пройти юбилейный концерт, где она прозвучит. Этот опус с трепетом в душе показал Рыбникову. Он похвалил. С тех пор все показываю ему. Алексей Львович комментирует, помогает советом, у меня есть такая редкая возможность – советоваться с мэтром. Это вдохновляет и окрыляет!
Сейчас я ищу сюжет для написания национальной оперы. Мне близки вокальный и все музыкально-театральные жанры, поскольку по первому образованию я режиссер музыкального театра. Мюзикл, рок-опера, опера…
Недавно произошла еще одна судьбоносная встреча – знакомство с Толибхоном Шахиди, тоже учеником Арама Хачатуряна. Он учился у классика вместе с Рыбниковым и Волковым, его музыка широко исполняется по всему миру, Валерий Гергиев записал диск с сочиненями этого композитора. Творчество Толибхона Шахиди для меня пример того, какую огранку можно придать восточной мелодии. Его опусы я могу сравнить разве что с ранними балетами Стравинского – “Жар-птица”, “Петрушка”, “Весна священная”. Потрясающее мастерство оркестровки, инструментовки.
В годы учебы в Училище искусств мне приходилось брать уроки у Нура Даутова, одного из моих любимых башкирских композиторов. Его “Фатима” – олицетворение национальной мелодики, умело сплавленной с европейской традицией. Тогда же и совсем молодой Азамат Хасаншин преподавал у нас композицию – было полезно. Не жалею нисколько, что уходил в театральную сферу. Это дало понимание внутренних процесов. Рыбников, например, сам создает либретто, прорабатывает драматургию, выступает как сценарист и режиссер. Мне близок такой подход.

И independent-опера, и лучший арт-концепт
- Работаю я не только в жанрах, связанных с национальной поэзией и музыкой. Был интересный опыт работы над independent-оперой “Мастер и Маргарита”. Летом на студии Игоря Матвиенко записали дуэт Мастера и Маргариты (Юлия Бужилова, Иван Болгов). Идею завершения оставил до лучших времен. Этим же составом записали дуэт на стихи Есенина “Письмо женщине”. Еще не завершена работа над монооперой “Флейта-позвоночник” по поэме Маяковского (в 6 частях). Пролог был исполнен 2 года назад в рамках Фестиваля независимой музыки Александра Кушнира. Получили премию за лучший арт-концепт. Исполняла Юлия Митяшова, участница “Голоса”.
За два года я несколько раз побывал в Париже. Сильное впечатление от города, от его непередаваемой атмосферы. Там произошло переосмысление личности Рудольфа Нуреева. Побывал в его квартире, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Написал несколько вокальных сочинений на французском языке на стихи поэта-декадента Мориса Ролина. В свой нынешний приезд в Уфу побывал в музее Нуреева в Башкирском государственном театре оперы и балета. Есть мысль о создании сочинения, посвященного Рудольфу Хамитовичу...
В прошлом году состоялся спектакль с моей музыкой “Мужчина-Женщина”. На стихи Маяковского, Есенина, Цветаевой. Режиссер – Мария Савина, выпускница ГИТИСа, как актриса служит в театре Рыбникова.
***

Такими мыслями поделился со мной Радмир Шайхутдинов. Нам, его землякам, остается пожелать молодому человеку творческих и жизненных побед. А завершить хотелось бы словами одного из любимых учеников Хачатуряна Толибхона Шахиди, которые не могут не придать вдохновенный импульс к дальнейшим дерзаниям на безграничной ниве творческого пространства: «Услышав песни молодого композитора Радмира Шайхутдинова на стихи знаменитого поэта Мажита Гафури, я был глубоко тронут содержанием проникновенной мелодии слов в трактовке композитора и, конечно, прекрасным исполнением Саиды Мухамедзяновой, музыкой Радмира, прозвучавшей в стиле ретро-камерных ансамблей – струнного состава и солирующего рояля. Это исполнение может стать основой прекрасного видеосюжета о любви, вечных раздумьях, сути бытия, быстротечности времени и непредсказуемости».

Марина ЛУГОВАЯ.
Фото предоставлено героем материала.

Дата создание новости 16-02-2021   Комментарии (0)   Просмотров: 1365     Номер: 11(13481)     Версия для печати

 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.