$ - 63.5643
€ - 66.6135

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Встреча для вас

Зона ответственности генерала Владимирова


Зона ответственности генерала Владимирова


Подтянут, точен. Педантично аккуратен. Наделён гипертрофированным чувством ответственности (в этом я убеждался лично). Достойный портрет мужчины.
А как душа? А душа генерала для многих - терра инкогнита. Многие считают эту территорию не имеющей отношения к службе. А я знаю, что генерал-майор таможенной службы, начальник Башкортостанской таможни, работа которого в этой должности перевалила за год, Юрий Валентинович Владимиров так не считает. И в генеральский мундир, словно в футляр, не прячется. На мое предложение побеседовать - и не о службе, а в основном по душам, он кратко ответил: “Готов”.


...Поздний вечер. В его кабинете все реже трезвонят телефоны, подписаны последние за сегодняшний день документы. Мы уже два часа пьем время от времени подогреваемый чай и беседуем. Мне кажется, что до сих пор - не о самом главном. Но я вижу, что для моего внимательного собеседника второстепенного не бывает. Максималист.
- Чем дышу, о чем душа болит? Однозначно не ответишь. Службой дышу, семьей, детьми. Идеями, чувством выполненного. Целями живу. Вообще, все, что в душе, я бы объединил одним понятием - цель. Я во всем ставлю цели - на годы, на месяцы, недели... Меня разочаровывают люди, ни к чему не стремящиеся, достигшие какого-то предела для себя. Их в жизни все устраивает, и живут они ровно, вполнакала... Рутинно, чего душа моя, коли о ней речь зашла, не приемлет.
- Знаю Вас как человека сверхответственного. Это чувство усиливалось с каждой новой звездой на погонах?
- Отнюдь! Это с детства привили мне отец и мать. Простые труженики: отец - водитель, мать - продавец. Нас с братом до школы воспитывала нянька, немка Мария Ивановна Монвайнер. Это сейчас няньки да гувернантки ассоциируются с состоятельными семействами. А в то время это могла позволить себе простая советская семья - как наша. Так вот, няня меня приучила к аккуратности и чистоте. До сих пор не могу сесть на заправленную постель. А касаемо внешнего вида - вот, и на работе у меня за шкафом гладильная доска стоит.
Мама моя жива по сей день и по-прежнему подает пример в том, что заложила в меня еще с детства. До сих пор перед глазами картинка: идем в школу, метет страшная пурга. И мама говорит: “Выпрями спину, не показывай, что замерз!”
Вообще, нас, пацанов, воспитывала улица. Одна из тех, что на окраине родного города Чебоксары. Детство, как и у тысяч пацанов моего поколения. Футбол, хоккей, лыжи, коньки. Это здорово, что у нас был культ спорта. В нашей округе считалось дурным тоном не заниматься спортом, желательно боксом, и не уметь играть на гитаре. Вот и бегаешь в тот двор, где есть турник, брусья. Подтягивался сначала одиннадцать раз, потом двенадцать, шестнадцать. После школы - уже двадцать два. Когда мне было сорок один, на соревнованиях Чувашской таможни подтянулся двадцать восемь раз.
Учился старательно. Но в Горьковский политех не поступил, провалил математику. И с гордостью пошел на Чебоксарский электроаппаратный завод. Как это было интересно!
- Потянуло к механизмам, как отца?
- Еще как! Это была какая-то страсть - докопаться, что и как устроено, как работает, как это можно модернизировать. Смотрю, метчики у меня какие-то не такие, плохо резьбу нарезают. Взял у отца его “фирменные” - передовиком производства стал.
Считаю, что было бы абсолютно всем полезно пройти школу завода. Это и дисциплина, и... творчество, если к творчеству этому действительно душа твоя стремится. Режим дня был жестким, но меня он вполне устраивал. В четыре тридцать - подъем. Обливание, бег, физкультура. В шесть уже в цехе, в шесть тридцать - начало рабочего дня. После работы - на тренировку, в секцию бокса, а в шесть вечера - на курсы подготовки к вузу. То есть, девизом сделал переиначенные для себя слова песни: “Первым делом - тренировки и учеба...”
- Раз было неприлично не уметь играть на гитаре, не сомневаюсь, юный Юра Владимиров это умел. Но, наверное, успехи в спорте были весомее?
- Конечно. Стал кандидатом в мастера спорта СССР, был чемпионом Чувашии. Вообще, бокс - это отдельный пласт в моей жизни. Не буду пространно рассуждать, что он мне дал, просто скажу, что он сделал из меня мужика.
И музыка! Она всегда была и есть в моей жизни. Хотел заниматься на баяне, но набор уже был закончен, пошел в духовой оркестр. Увлекся. В пионерском лагере всегда был горнистом.
В нашей семье музыку любили. У нас была магнитола марки “Урал”, и мы слушали песни военных и послевоенных лет. Они так берут за душу, так пробивают! Пробуждая самые светлые чувства, среди которых далеко не последнее для меня - патриотизм. Кстати, и мои дети - у меня взрослые сын и дочь - слушают и поют песни тех лет.
- Все же в Политех Вы поступили?
- Нет. Я поступил в Чувашский государственный университет, на машиностроительный факультет. Стал по окончании инженером-механиком по специальности “Металлорежущие станки и инструменты”. Пришел мастером на завод, а там многие старше меня. Понял, что не хватает мне знаний в еще одной, очень важной, сфере - психологии.
- И как выходили из положения?
- Интуитивно. Интуиция еще меня не подводила. Учился чувствовать людей, понимать их, находить общий язык. Учился заранее видеть, как говорят медики, какие-то симптомы подмечал.
Через год стал мастером второго класса. Отработал на заводе три года, в 87-м меня приняли в партию. А потом произошел в судьбе поворот - отправили меня на высшие курсы КГБ CCCР в Тбилиси.
- То есть, в погонах Вы двадцать семь лет?
- Получается, так.
- ...И с четверть века назад появилась мечта стать генералом?
- Да я никогда стать генералом не мечтал.
- Плох тот солдат...
- Ну, плохим, получается, солдатом был. Служил на совесть. А генералом... Правда, не мечтал.
- О службе в КГБ подробно не расспрашиваю. Всякое было?
- Всякое. И захваты, и задержания, и много другой, разной работы. Был начальником отделения Управления ФСБ России по Чувашской Республике.
Тогда меня прикомандировали к таможне по линии ФСБ, а через год начальник таможни предложил мне должность 1-го заместителя по правоохранительной работе. Я согласился и ушёл со службы ФСБ в запас. Так в таможенных органах служба и продолжилась, а в 95-м стал начальником Чувашской таможни.
- В начале нашей беседы мы договорились не останавливаться подробно на профессиональных вопросах, а говорить больше об общечеловеческих понятиях и принципах. Вопрос “на стыке”: тяжела генеральская служба?
- Тяжела. Для меня это постоянная борьба с собой. “С твоим чувством ответственности тебе в жизни будет непросто”, - сказал один из моих старших друзей, когда я надел погоны. Я требователен к себе и в то же время не могу жестко, на окрике, строить людей.
Удивлены? Да, это так. На меня никогда не кричали в семье, и потому я тоже считаю непозволительным срываться на подчиненных. И ещё. Прежде чем наказать человека или даже просто сделать о нем какие-то выводы, я должен на сто процентов убедиться в том, что он действительно виноват.
Было страшно тяжело, когда приходилось сокращать людей - это уже в бытность начальником Оренбургской таможни. Ликвидировали таможенные посты на границе с Казахстаном при образовании таможенного союза Россия - Казахстан - Белоруссия.
- Какой вопрос Вы задаете, принимая человека на работу? Что Вам важно знать?
- Я спрашиваю: с какой целью вы пришли к нам? За деньгами? За чем-то другим? Чего вы хотите от службы, чего хотите и можете ей дать сами? Пытаюсь понять человека, его намерения, взгляды. И мне кажется, “кожа спины” меня еще не подводила...
- Давайте, Юрий Валентинович, к службе добавим немножко... песен. В Чебоксарах и Оренбурге Вы организовали фестиваль патриотической песни “Долг. Честь. Родина”.
- ...И фестивали живут, и это очень приятно. А еще мы участвовали в параде - “коробка” таможенников так чеканила шаг, что у зрителей и женской половины коллег слезы выступали. “Коробка” сейчас шагает без меня... Вот фото. Это наши, на параде. Подарили мне снимок на память, а сзади - росписи. Ох, помню, ныли некоторые - мол, загонял нас начальник. А потом, когда так все здорово получилось, они извинялись.
Лучший, самый светлый праздник - День Победы. И он должен быть с хорошими, настоящими песнями. И в Башкортостанской таможне, верю, подобный фестиваль станет доброй традицией.
- Наверное, было бы наивно предполагать, что на каждом новом месте Вашей службы весь коллектив заряжается Вашей энергией, желанием что-то улучшить?
- Увы, это к тому, с чего мы начали наш разговор. Кто-то явно пересидел свою должность. Ну, раз так - уйди сам! Ан, нет, ждут, что все уляжется, все будет по старинке. Чего этот генерал тут приехал... А я приехал не за квартирой, не за деньгами, не за званием. Я приехал работать. Мне интересно познать коллектив, разобраться в причинах пробуксовок в работе. И устранять их. Я всегда верю в успех, а когда так - успех рано или поздно придет. Схема проста и понятна всем. Да вот только усилия нужны - и немалые. Но если я могу подобрать ключи к людям, организовать их и добиться победы, я сделаю это. А победы я признаю только с явным преимуществом, как в боксе.
- Какой главный принцип работы таможни?
- Мы работаем в республике, с республикой, и республике должно быть комфортно взаимодействовать с таможней. Никто - ни власти, ни организации, ни простые люди - не должны спотыкаться о таможенные органы и таможенное законодательство. Все должно быть гармонично. И в динамике!
Должно идти постоянное улучшение работы, нашей деятельности, а для этого необходимо постоянно мотивировать личный состав.
- Каким должен быть таможенник?
- Чистым. Я говорю: поступай в любой ситуации как офицер, как мужчина, как человек. Это, конечно, относится к мужской половине таможни.
- Вы оптимист?
- Да. На любую ситуацию можно взглянуть под разным углом. Кто-то на кладбище видит кресты, а кто-то “плюсики”. Для меня понятие “проблема” - это “новые возможности”.
- В нашей республике Вы работаете уже больше года. К региону быстро прикипаете?
- К Оренбургу в свое время прикипел быстро. Но и в Башкирии мне очень нравится. И я прямо говорю - я не прочь здесь жить. Здесь удивительная природа. Иногда, когда выпадает выходной, я беру фотоаппарат, сажусь за руль и еду. Далеко. Любуюсь на природу, фотографирую, собираюсь с мыслями.
- Какие книги читает генерал Владимиров?
- Литературу по психологии. И, конечно, Пушкина, Толстого, люблю Андрея Дементьева, Булгакова...
- Вы когда-нибудь каялись в своих поступках?
- Любому, кто работает, свойственно когда-то ошибаться. Может, жалеть о происшедшем. Но каяться - нет, не приходилось. И слава Богу!
Беседовал
Вячеслав ГОЛОВ.
Фото Александра ДАНИЛОВА.

Дата создание новости 21-02-2014   Комментарии (0)   Просмотров: 2373     Номер: 34(12432)     Версия для печати

 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.