$ - 75.4518
€ - 90.0291
75-летие Победы

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Зухра КУТЛУГИЛЬДИНА:

“И только сердце не умеет лгать...”


“И только сердце не умеет лгать...”


Жизнь

Одноклассники встретились.
- Братец,
Не женился? На свадьбу свою
Приглашаю...
- Друзья, собираюсь.
Жду на “праздник семьи”
К сентябрю!

Годы быстро летят.
Вот и
встреча...
- Как дела? Расскажи-ка скорей!
- Как у многих.
Живем-поживаем,
Дочь растим.
- Ну а мы - сыновей.

На висках заблестел первый иней.
Не текут реки времени вспять...
- Как там дочка? Слыхал и о сыне...
- Двое внуков уже!
- Внуки...
С ними
Мы с тобой - будто в детстве опять!

По аллее идут. Тихий кашель.
Давит снег,
Словно век,
На плечах...
- Ты кого еще видел
Из наших?

...И молчат. Беспощадно молчат.
* * *
Когда была ты маленькой совсем,
В тебе жила я нежностью своей...
Я родилась на этот белый свет,
Чтоб быть твоею дочерью, эсэй.

Когда была я маленькой совсем,
Ты был уже дыханием моим...
Я родилась на этот белый свет,
Чтоб стать твоею матерью, улым.
* * *
Казалось, целые века
Тянулся этот год тумана...
Стучало бешено в висках:
“Ведь в это время год назад
Была еще жива ты, мама!..”

Но пробил час. Пришел. Стоял
В дверях, незваный, неизбежный...
И ужас сердце разрывал...
Ведь в это время год назад
Тебя не стало в мире грешном.

Подкова счастья

Подкову на счастье в деревне нам дали.
Но в городе эту подкову украли.
Украли, как будто бы доля чужая
Кого осчастливит, беду отражая.

Ах, если бы счастье дарила подкова,
Взяла бы их сотню я, честное слово!
Но нас в этой жизни хранят,
без сомненья,
Молитвы и мамины благословенья.

Ах, если б вернуться в далекое детство -
Великое счастье познало бы сердце!
И слово “атай” я тогда бы сказала,
Не зная войны-безотцовщины, мама...

За счастье бы я посчитала большое
И в юность вернуться, когда всей душою
Его полюбила. Тогда бы уж точно
Призналась ему в этом чувстве
бессрочном...

Вернулась бы я в то далекое время,
Где мама была еще рядом со всеми...
Объятья эсэй и живое участье -
Вот это и есть настоящее счастье!

А коли открыли бы Завтра за ширмой,
Тогда бы увидеть хотела я сына -
Обнять его ласково так же, как маму,
Сказать: “Будь счастливым
И без талисмана!”

Что такое любовь?

Мальчик:
Любовь - это долго
Смотреть друг на дружку,
Конфеты дарить
И делиться игрушками.

Юноша:
Любовь - это с неба ей
Звезды достать
И меж облаков
От восторга летать!

Мужчина:
Любовь - это лекарь
Для сердца и плоти,
И нежности жажда,
И радость в заботе.

Старик:
Любовь - дорожить
Золотою своей,
Готовиться с нею
К последним из дней.

Скучаю...

Не у кого мне спросить совета.
Трудности повсюду и печали.
Спотыкаясь, я иду по свету...
Мама, как я по тебе скучаю...

Груз проблем ложится мне на плечи -
Я от них твоей укроюсь шалью -
Станет мне спокойнее и легче...
Мама, как я по тебе скучаю...

В дом приходит радость - и как будто
Не с кем поделиться ей за чаем -
Пусть семья, и вместе нам уютно...
Мама, как я по тебе скучаю...

Предал друг - и словно мир разрушен.
Я душой чернею, не прощая.
Как простить, кому открыть мне душу?
Мама, как я по тебе скучаю...

Так кого обнять, к кому прижаться
В час, когда судьбы вираж отчаян?
Каждый день тебя я вспоминаю...
Мама, как я по тебе скучаю...

И, когда размыты дни-дороги,
Мне кому молиться злой порою?
...Мама, я скучаю.
Ради Бога,
Ты во сне поговори со мною!

Город из песка

Мальчишка строил город из песка -
И будто был на свете зодчим первым,
Который не на годы - на века
Старался бы оставить свой шедевр.

Поправит, подровняет - отойдет
В сторонку - оценить свое творенье...
Зовет его фантазия в полет,
Зовет его мечта, как Рафаэля.

Так, вновь и вновь, со строгой добротой,
Упрямо принимался он за дело -
И свой достроил город золотой,
Когда вокруг украдкой вечерело.

И ожил дивный город, ожил миф
В игре больших дворов, широких улиц,
В величии высоких стен своих,
Что вавилоном к небесам тянулись!

И улыбался радостно малыш -
И человека не было счастливей!
Но капли городских коснулись крыш -
И город из песка разрушил ливень...

На место глядя, где вода царит,
Где целый мир исчез, как Атлантида,
Мальчишка плачет горестно навзрыд
В бессилии, от боли, от обиды.

...Мне кажется, что мы похожи с ним,
С мечтателем, неравным высшей силе:
Миры надежд рассеялись, как дым,
И ливни лет мечты мои размыли.

И знала я неистовую тьму -
Отчаянье, унынье, безнадегу...
Но о своей печали никому
Ты не расскажешь: просто все
под Богом.

Вот только больше плакать - нет,
рыдать! -
Я не могу, как искреннее чадо...
И только сердце не умеет лгать -
Все рвется из груди, когда не надо.

Гореть идеей - так наверняка!
И оттого, годам и бедам в пику,
Я снова строю город из песка,
Мечты и счастья город многоликий.

“Чёрный квадрат” Малевича

Малевич. Этот “Черный квадрат”...
Ну что в тебе за тайна, за секрет?
Меняются эпохи - но тебя
Разглядывают люди столько лет.

Посмотришь на бегу, со стороны -
И кажется: здесь смысл не живет...
Но что оставил Мастер на века,
Какого чуда каждый зритель ждет?

Сегодня мне открылась тайна тьмы,
Понятная, быть может, и другим, -
К картине, покоряющей умы,
Подобран ключ.
И все дороги в Рим

Ведут -
И философия проста...
В утробе материнской в темноте
Мы ждем, когда увидим белый свет...
Мы - здесь. И нам родиться - на холсте.

В последние минуты на земле
Мы в бездну возвращаемся опять
И тонем, тонем в неизвестной мгле...
Мы - здесь. И на холсте нам - умирать.

Малевич. Этот “Черный квадрат”...
История Начала и Конца,
Где жизнь и смерть глядят в тебя, глядят
Великой геометрией творца.

Мой мир - одна
маленькая планета

Прохлада рек и жар пустынь,
Метели, ливни, ураганы,
Сиянья северного быль
И льды в объятьях океана.

Святых источников вода,
Небес озоновые дыры...
Живут и счастье, и беда
В границах ядерного мира.

Квартиры наши и дома -
Планеты малые. А в душах -
Галактик невозможных тьма,
Вселенской светлости послушных.

Взаимосвязаны, поверь,
Миры на этом белом свете:
Все, что творится на Земле,
Переживаю на своей
Семейной маленькой планете.

Час пик

Утро и вечер в нашем районе -
Это борьба - и ни больше, ни меньше.
На остановке - как в гастрономе
Давних времен...
Побеждает сильнейший.

Утро и вечер. Словно улитки,
Тихо ползут по дорогам машины...
Жизни-клубочка тянется нитка -
Так иссякают идеи и силы.

Но беготней глупой и нервной
Все мы питаем усталую прозу -
Жизни час пик,
Где последний и первый -
Оба малы перед мудростью звездной.

Как это - жить просто, неспешно?
Мы позабыли: безмолвие - свято...
О суете лет пролетевших
Будем жалеть мы с приходом заката -

Но из реки лет не напиться,
В давнее прошлое не окунуться...
Пусть же час пик этот продлится -
Чтобы на миг в безмятежность вернуться.
* * *
- Что с этой женщиной случилось?
В доселе радостных глазах -
Беда...
- Морока ей с мужчиной.
Не просыхает, так сказать.

- Полгода пролетело. Вижу -
Грустнее прежнего глаза...
- Беда вдвойне:
Спиваться начал
И сын. За что Он наказал?..

- Вчера опять мы повстречались.
Во взгляде - пустота и тьма...
- Чтоб легче было жить,
В отчаянье
Пить начала она сама.

Наше время
Хуже экология -
чаще онкология.

Мы, люди, жители Земли,
Себя же сами душим ложью.
Природы тишь не сберегли -
Болеем. Часто - безнадежно.

Модернизацию - пилить!
За счет народа - экономить!
А безработным многим - пить,
Себя бутылкою неволить.

Их дом - на улице. Кровать -
Асфальт. И одеяло - небо...
Конечно, тяжко их спасать
Тому, кто на обрыве не был!

Страна сиротами полна,
Земля добротная без дела...
Где Завтра светлое, что нам
Наобещали так умело?

Природы чахнет красота -
И все черней людские души...
На радость сердцу те места,
Где мир безгрешный не разрушен, -

Но наше время кличет смерть:
Больны озера, реки, почвы...
Кто сможет опухоль рассечь
И жизнь дать Земле бессрочно?

Конец перестройки

Я понимаю Друнину теперь.
Те люди, что зовутся трус и мразь,
Не стоившие Родины своей,
Героев память втаптывали в грязь.

Плевали, нет, не в Друнину одну -
Разваливали целую страну.
Безумцы наших безысходных дней
Всё перепишут кровью. Не своей.

Предчувствие гражданской.
Смерть и цирк.
На брата брат, подлец - по головам...
Не строите вы новое, глупцы,
Но рушите, что было! Знать ли вам,

Что нищих стало больше, чем тогда,
В голодную годину? Ерунда,
Что ломятся прилавки... Старики
Слезой встречают новые деньки.

И в магазин они приходят лишь
Взглянуть на “экспонаты”: мол, музей...
А где-то строит замок нувориш -
Вельможа ограниченных идей.

И он чихал на идеалы, честь,
На то, что память поколений есть,
На Друнину, Давлетшину, стихи,
На то, что кто-то голоден и хил...

Поэт - всегда провидец-чародей...
Ты знала, Юля: впереди - страшней.

Злой гений

“Злой гений”, - говорит порою Клио.
Но как два этих слова совместимы?
Злодейство с гениальностью сравнимо
Бывает ли?
Во зле и ум, и сила

Едины как, скажите? Невозможно...
Злодейство здесь первостепенно точно:
Будь триста раз титаном - непреложно:
Ты злой - ты прилагательное ночи.

А коли скажут “злой”, но “злой”
без сути -
Не будет оттого большого страха:
Два слова вместе отравляют ртутью,
Бросают в Бухенвальд, ведут на плаху.

Двух слов коварству не видать предела,
Два слова по костям веками ходят
И мстят в деталях, и порочат веру -
Хитро, изобретательно, по моде.

На то и гений... За спиною камень,
А в сердце - “цель оправдывает
средства”...
И над таким до дней последних Каин
Стоит, как тень порочного наследства.

Два слова пусть не сходятся вовеки
В учебниках, легендах, на ютубе -
И будут не моральные калеки,
А, например, Нерон - артист известный -
И признанный художник Шикльгрубер*.
* * *
Одни расталкивают друг друга
Газетам-публике на потеху,
Другие - ждут и не слышат ругань -
И добиваются так успеха.

И отнимают одни, и рвутся,
И все подачки суют за “право” -
Другие же, признавая лучших,
Не принимают презенты наглых.

Но это - редкость. И взяток - больше.
Устала публика, цирк уехал...
Остались клоуны. Правде - тошно...

Мы мало честных найдем успехов.
* * *
Мы - пассажиры поезда. Куда
Состав наш мчится по судьбе-дороге?
Мелькают полустанки, города,
Зовут к себе леса, моря, отроги.

Вот - ждет поляна детства и чудес,
Где сто вопросов обо всем на свете:
Откуда цвет лазури у небес
И день и ночь откуда на планете?..

Вот - остановка долгая “Печаль”.
И полчаса грустят о чем-то люди.
Выходишь из вагона - и встречать
Идет тебя Беда: “Знакомы будем!”...

Чем больше остановок, тем мудрей, -
Но меньше наших сил, улыбок солнцу...
И ожидает каждого, поверь,
Как верный пес, “Конечная” в оконце.

И станут сновиденьями тогда
Дороги наши разные, былые,
И мы сойдем куда-то навсегда...
А в поезд сядут странники другие.
Перевод с башкирского -
Кристина АНДРИАНОВА-КНИГА.
_______________________
* Сам Гитлер никогда не носил эту фамилию,
это была фамилия его бабки.

Дата создание новости 16-10-2015   Комментарии (0)   Просмотров: 1234     Номер: 199(12847)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.