$ - 57.0861
€ - 67.2988

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Молоко отправили в зону карантина

Грипп подбирается издалека

Детский возраст ей к лицу!

История длиною в век

Вкус к жизни столетней выдержки


Вкус к жизни столетней выдержки

В субботу, 25 февраля, уфимка Зоя Ивановна Попова отметит свой сотый день рождения. Ждала ли я, затеяв написать о юбилярше, что она так подробно, в деталях расскажет о своем жизненном пути, что пара часов, проведенных в ее обществе, подарит примеры того, как человек через годы пронес веру, надежду и любовь? Честно признаться, нет...

Я застала долгожительницу читающей газету. В своем почтенном возрасте она живо интересуется политикой, следит за событиями в стране и мире. Оказалось, что у Зои Ивановны феноменальная память. Она помнит даты, имена, фамилии, должности каждого, кто хоть эпизодично появлялся в ее жизни.
Глядя на Зою Ивановну, трудно поверить, что живет она целый век. Начинала трудовой путь инженером-химиком, затем перешла на партийную работу. Немало лет отдала Башкирскому областному совету профсоюзов, внесла свою лепту в развитие охраны труда, была председателем Обкома профсоюза рабочих нефтяной и химической промышленности. Жизнерадостность, энергичность, высокая трудоспособность, проницательный ум и душевность - вот черты, которые помогали Зое Ивановне преодолевать тяготы судьбы. Она не потеряла вкус к жизни, хотя пережила двоих из трех сыновей и давно самостоятельно не передвигается.
- Родилась в Челябинской области, в городе Катав-Ивановске. Мать умерла, едва подарив мне жизнь, - начала рассказ Зоя Ивановна. - Воспитывали меня приемные родители, жила в любви и ласке, ни разу мне не дали почувствовать себя чужой. Выросла в Уфе. Школу закончила на "отлично", поехала в Свердловск учиться на инженера-химика. Поступила в Уральский индустриальный институт имени С.М.Кирова. Трудно было, денег не хватало, едва дотягивала до очередной посылки от родителей. Стипендия мне не полагалась, ведь отец работал бухгалтером, а тогда ее только детям рабочих давали. Слышали, наверное, о ликбезах? Народный комиссариат просвещения всех грамотных привлекал, и я тоже с удовольствием стала обучать взрослых. Комсомол отметил мою работу, походатайствовал, и мне стали платить стипендию.
Студенчество - незабываемая пора жизни. Самым большим развлечением были танцы на цокольном этаже общежития. Там я в первый раз танцевала под знаменитую "Рио-Риту" с будущим супругом. На последнем курсе вышла замуж.
Получили дипломы, вернулись в Уфу, начала работать в лаборатории Башкирского геологического управления. Уже рос сыночек. Тут грянула война. Мужа не призвали, поскольку не прошел по состоянию здоровья, но и в тылу работы хватало: он был отличным инженером-механиком.
Даже в те суровые годы уделяли особое внимание развитию науки. "Умы" старались уберечь, эвакуировали в тыл. Вот и в нашу лабораторию прибыла группа во главе с профессором Бургсером, меня включили в ее состав. Исследовали руды Учалинского района. Позже на основании этих данных начали работать Учалинский горно-обогатительный и Башкирский медно-серный комбинаты.
Примерно через полгода после начала войны мужа перевели в Ишимбай на должность главного механика треста "Ишимбайнефть". Тогда не спорили, скажут "Поезжай!" - и едешь. Я - за ним. Работала сменным инженером на заводе "Нефтегаз-8", где изготавливали толуол для нужд фронта. На работу добирались пешком, а это несколько километров! В сорокаградусные морозы промерзали насквозь.
В моей смене были одни девчонки. В войну норма хлеба для иждивенцев была вдвое меньше рабочей карточки. Девчушки бросали школу и шли работать. Бывало, отправлю молоденькую устранить неполадку, а ее нет и нет. Иду искать, а она сидит и плачет: силенок-то нет. Вместе беремся за ремонт. Я иногда вместе с ними рыдала от неопытности своей. Мне было всего 26 лет, а производство ответственнейшее.
В 43-м году я возглавила химический цех Ишимбайской ЦЭС, работала под руководством Степана Ивановича Кувыкина - советского государственного и промышленного деятеля, нефтяника, Героя Социалистического Труда. Собеседование со мной он провел лично и потом очень помогал в работе.
Сейчас мамы с малышами в декретном отпуске сидят, больничные берут. В мою молодость не было такой возможности. Помню, сильно заболел старший сынок, а на работу идти надо. Пошла, куда деваться. А сердце разрывается... После того случая мои родители за бесценок продали дом в Уфе и переехали к нам в Ишимбай. На вырученные деньги купили корову, спасительницу нашу. Вот так - дом и корова были равноценны. Жили мы все вместе в бараке, выращивали овощи, в основном тыкву, на маленьком участке. Голодно было, но честь люди не роняли: в огород к нам никто ни разу не забрался. Особенно трудно тогда было мыло достать. Нам его иногда выдавали на заводе. Мы обменивали мыло на продукты, а для себя варили самодельное: химики же...
Как сегодня помню День Победы. Такого торжества, всеобщего ликования не забыть. Целовались, обнимались без разбора, слезы счастья лились ручьями, - неописуемые чувства. Появилась надежда на светлое будущее. Хотя прекрасно понимали, что быстро не восстановить страну, что впереди много работы, но 9 мая никто об этом не думал.
В 1951 году избрали меня секретарем ишимбайского горкома партии, я стала ответственной за строительство Салавата, а в 1953-м перевели в Уфу. Партийная деятельность продолжалась три года. Мне, матери троих детей, это время далось нелегко. Возвращалась поздно, как росли дети - не видела. Душа и сейчас за это болит. Мамочка моя их воспитывала. А ведь случай мог отнять ее у нас. В годы репрессий она пустила квартирантку, и однажды эту женщину арестовали. Заодно с ней маму, под одной ведь крышей жили. Сутки продержали и отпустили, не найдя оснований. Папа рассказывал, как в годы революции его арестовали за хорошее пальто: приняли за буржуя. Хорошо, разобрались. Такие времена были...
В 1957 году началась моя работа в профсоюзах. Очень интересно было, но и крайне сложно. В семье случилась трагедия, скоропостижно скончался муж. Тяжело пережили утрату, но надо было двигаться вперед, детей поднимать. Через год меня избрали председателем обкома профсоюза рабочих нефтяной и химической промышленности.
Я старалась находиться в курсе дел, чтобы быть объективной, должным образом организовать работу. Помню, ездила навестить разведочную группу буровиков на северную границу республики. У них были самые тяжелые условия труда. Ночевать думала в их временном пристанище, но не смогла, клопов было видимо-невидимо. В итоге ночь провела в стоге сена. А утром буровики сварили шулюм - его готовят охотники на костре из свежей дичи. Вкусный был шулюм, пальчики оближешь, ничего подобного в жизни не пробовала.
Мне трудно судить о сегодняшнем уровне производственного травматизма. Тогда травмы были нередки, аварии разного масштаба случались. А я часто входила в состав комиссий по расследованию крупных аварий. Помню ЧП на одном из уфимских заводов. Лопнули шаровые емкости со сжиженным газом и произошел мощнейший взрыв, 32 человека погибли. На похоронах произносила траурную речь и голоса своего не узнавала. Душераздирающий плач родных погибших, гробы в ряд... Как пережила, откуда взяла силы, понять не могу.
За годы трудовой деятельности я поняла, что люди привыкают к потенциальной опасности на работе и становятся небрежными. Такой пример приведу. Будучи заведующей отдела охраны труда совета профсоюзов - главным техническим инспектором, участвовала в расследовании причин взрыва на закрытом пороховом заводе, в результате которого скончались пять женщин. Все производственное оборудование находилось под землей, на поверхности - лишь бытовые помещения, оборудованные так, что не могла образоваться ни одна искорка. Даже посудой пользовались специальной. Рабочие опытные, прошедшие обучение. Однако притупилось у них чувство опасности. Кто-то принес из дома свою миску, похоже, ее выронил, от удара возникла искра. Маленькая искорка унесла пять жизней.
Объем работы тащила большой, свои инспектора были только у нефтяников, строителей и в сельскохозяйственной отрасли. За остальных отвечала я. С этой должности и ушла на пенсию. Но трудиться продолжала: болел сын, деньги нужны были очень. Никакой работы не чуралась: и методистом на профсоюзных курсах была, и секретарем-машинисткой в ЖЭУ. Старшего и младшего сыновей я похоронила, недавно ушел внук. Остался средний сын - опора и надежда. Мое богатство - три внука, правнук, две правнучки и праправнук...
Вот история женщины, ставшей свидетелем целого века. Ее жизнь невероятно насыщена событиями, в ней много печали и немало светлого, радостного. Прожив сто нелегких лет, Зоя Ивановна Попова осталась оптимисткой, искренним, добрым, удивительным человеком.
С юбилеем Вас, Зоя Ивановна!

Записала Раушания КАБИРОВА.
Фото автора.

Дата создание новости 24-02-2017   Коментарии (0)   Просмотров: 425     Номер: 16(13092)     Версия для печати


Добавить коментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении:


Как вы оцениваете состояние дорожного покрытия в нашем городе?

В целом удовлетворительно, но есть немало мест, где необходим ремонт
Не все конечно гладко, но на фоне других городов дороги хорошие
Все прекрасно. Дороги у нас отличного качества

 
© 2017, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.