$ - 74.0637
€ - 83.8105

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Раковый корпус

Онкологи республики делятся опытом с коллегами из соседних регионов


Раковый корпус

Слово "операция" пугает. Боятся люди скальпеля, это понятно. Мысль о вмешательстве в организм, в котором природой все задумано правильно и цельно, об отключающем сознание наркозе не пугать не может. Еще страшнее, если на операционный стол человека укладывают онкологи. Статистика неумолима: рак наступает по всем фронтам, ежегодно опухоли выявляются примерно у пятисот тысяч россиян. И хотя врачи неустанно твердят о ранней профилактике, о том, что рак излечим, и приводят вполне убедительные цифры пятилетней выживаемости (есть в медицине такой термин), получить направление в онкодиспансер - очень страшно.

Если же перевести разговор в более конкретную плоскость, то уфимцам в определенном смысле повезло. В Республиканском клиническом онкологическом диспансере работают замечательные специалисты. Есть среди них редкие профессионалы. Один из таких штучных эскулапов - заведующий торакоабдоминальным отделением РКОД, кандидат медицинских наук Рустем Абдеев (на верхнем снимке - слева) во вторник показывал коллегам, приехавшим из Удмуртии и Оренбургской области, мастер-класс "Резекция печени и поджелудочной железы".
Операция сама по себе уникальная. Удаление печени - крупное, сложнейшее вмешательство. Даже при использовании полного арсенала средств современной медицины, при высоком профессионализме хирурга, риск велик.
Подобные операции в республике по силам хирургам только двух клиник - онкодиспансера и Республиканской клинической больницы имени Гумера Куватова.
- Это одна из сложнейших областей онкохирургии. В Ижевске резекцию печени пока не делают. Заболеваемость неуклонно растет, результаты лечения не всегда нас радуют. Приехали учиться. Надеюсь, что союз с башкирскими хирургами поможет выправить ситуацию, - говорит Александр Киршин, заведующим отделением удмурдского онкодиспансера.
Рустем Раисович (заметим, что он имеет солидный опыт трансплантологии и участвовал в первой в республике пересадке печени) тем временем рассказывает о пациентке. Это уфимка шестидесяти двух лет. Она перенесла вирусный гепатит С. Женщина прошла курс терапии противовирусным препаратом прямого действия, лечение было удачным. Но инфекция оставила в организме след в виде цирроза печени и опухоли.
Если рак печени не дал метастазов, оперативное удаление новообразования зачастую является единственной возможностью подарить человеку надежду на нормальную жизнь.
- Операцию будем делать открытым способом. Не принято у нас давать прогнозы, но в данном случае они благоприятны. Печень имеет замечательную регенерационную способность. Мы удаляем пораженные клетки, и через некоторое время орган восстанавливает свои размеры. В чем сложность? Печень является центром сосудистых систем, поэтому пациенту угрожает обильное кровотечение. Будем использовать специальную аппаратуру для возврата крови и инновационные гемостатические средства местного действия на основе окисленной восстанавливающей целлюлозы. Они помогают сократить кровопотерю, снижают риск послеоперационных осложнений и инфицирования, - объясняет Рустем Абдеев.
Как правило, такие пациенты покидают стационар через десять дней. Женщину затем ждет химиотерапия. Путь к исцелению непрост, но есть все основания полагать, что она отпразднует еще не один день рождения.
- Сколько часов пробудете в операционной? - спрашиваю Рустема Раисовича.
Он задумывается:
- Наверное, часов пять. Может быть, меньше. Иногда, знаете, получается справиться быстрее, чем предполагали. А вообще, трудно загадывать.
- Артисты на серьезных выступлениях сбрасывают вес. А Вы худеете после операций? Это же огромное напряжение и ответственность - за человеческую жизнь боретесь.
- Нет. К сожалению, проблему лишних килограммов мне таким образом решить не удается. А нервное напряжение сбрасываю ходьбой. Каждый день хожу пешком. На работу или домой возвращаюсь. Это пять - пять с половиной километров, - перед моим собеседником раздвигаются прозрачные двери, оставляя вопросы за пределами операционной, где хирургическая бригада в составе Рустема Абдеева, Святослава Титова, Александра Ройзмана и Оксаны Рязановой в очередной раз докажет, что не нужно отчаиваться даже при самых сложных диагнозах.
Полостная операция оставляет обширную рану. Лапароскопическая - один или несколько проколов. Одновременно с командой Рустема Абдеева на соседнем этаже над пациенткой "колдовал", используя малоинвазивный метод, Рустэм Аюпов, заместитель главного врача РКОД, кандидат медицинских наук, доцент кафедры хирургии и онкологии ИПО БГМУ. Врачи удаляли опухоль второй стадии на толстой кишке шестидесятилетней женщине.
Не бьет в глаза свет. В ярких лампах нет необходимости. Лапароскоп, который вводится в брюшную полость через небольшой надрез, оснащен фонариком и видеокамерой. Все манипуляции отчетливо видны на мониторе.
Занятное "кино", отводит от экрана взгляд автор этих строк. Ежегодно в диспансере проводят порядка ста пятидесяти подобных лапароскопических вмешательств. Их результаты сравнимы с полостными операциями, а преимуществ у новой технологии больше.
- Травматичность операции меньше, значит, мы можем снизить количество наркотического обезболивания. Человек легче выйдет из наркоза. Хирурги закончат свою работу, и через пять минут женщина проснется, - растолковывает журналистам анестезиолог Урал Шарипов.
Рустэм Талгатович дополняет: после лапароскопии быстрее восстанавливаются и кишечник, и физическая активность, минимизированы перевязки, пациента можно выписывать на пятые-шестые сутки. А так бы он задержался в стационаре почти на две недели.
По словам Аюпова, в РКОД очередь на лапароскопию отсутствует. Методикой владеют пять врачей. Раз есть показания к операции - опухоль небольшая, в начальной стадии, выполнены все необходимые обследования, ее сделают быстро и бесплатно.
Да, требуется тщательная подготовка. Нужно все взвесить. Иначе начатую эндохирургически операцию придется завершать открытым способом. Такой переход называется конверсией. Причиной могут быть осложнения, неустранимые эндоскопически, неожиданные анатомические аномалии, выход из строя аппаратуры... В отдельных клиниках частота конверсии достигает 15-20 процентов. Это не самые хорошие цифры. В РКОД средний показатель, по словам Рустэма Аюпова, составляет 5 процентов.

Людмила КОНДРАШОВА.
НА НИЖНЕМ СНИМКЕ: Рустэм Аюпов и Урал Шарипов.
Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ.



Раковый корпус

Дата создание новости 2-12-2016   Комментарии (0)   Просмотров: 1971     Номер: 170(13068)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.