$ - 62.8129
€ - 70.6771

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

К вопросу о доследственных проверках

Как гражданин имею право

Дороги будут частично перекрыты

Без грифа «Совершенно секретно»

Ни один бомбардировщик не долетел до Уфы


Во время Великой Отечественной войны в Уфе проводились учения на случай налета авиации фашистской Германии. При учениях, в которых принимали участие все жители, в ночное время полностью гасили свет, вплоть до уличного освещения, плотно задраивали окна домов и зданий, прекращали движение автомобили и трамваи, запрещалось зажигать даже карманные фонарики...

Ни один бомбардировщик не долетел до Уфы

12 июля 1941-го Совет Народных Комиссаров республики принял постановление «О порядке подготовки населения к противовоздушной и противохимической обороне и порядке организации самозащиты на территории Башкирской АССР». Это касалось всего населения Уфы от 16 до 60 лет. Рабочие и служащие обучались по месту работы, учащиеся — по месту учебы, а остальные — по месту жительства. Летом 1941-го в одном только Ленинском районе систематически обучались индивидуальным и коллективным действиям в условиях воздушного нападения на 41 предприятии и учреждении. Во многих жилых домах создавались группы самозащиты, которые оснащались противогазами и защитной одеждой. В свою очередь Совнарком РСФСР обязал Башкирскую АССР работу по подготовке населения к противовоздушной и противохимической обороне (ПВХО) закончить к 1 января 1942 года. Ровно через месяц после начала войны, 22 июля 1941 года, обсуждался вопрос «Об организации противовоздушной обороны в городах и населенных пунктах Башкирской АССР». 23 августа 1941-го Башсовнарком принял постановление об открытии школы по подготовке кадров (инструкторов) противовоздушной обороны. На предприятиях города проводилось обучение рабочих, инженерно-технических работников, служащих. Люди в первую очередь учились пользоваться противогазами. Горожанам, прошедшим курс обучения и сдавшим нормативы, выдавали удостоверения и нагрудные значки Осоавиахима СССР «Готов к ПВХО».
Действительно, вероятная бомбардировка города и военных объектов сохранялась вплоть до того времени, как наша армия отодвинула линию фронта далеко на запад, что сейчас подтверждается архивными документами. Так, 16 июня 1943 года Государственный Комитет Обороны за подписью Иосифа Сталина и под грифом «Совершенно секретно» принял постановление №3588 «Об усилении ПВО (противовоздушной обороны) важнейших промышленных центров, мостов и электростанций». Этим документом предписывалось выделить зенитное оружие для обороны Уфы, Молотова (Перми), Ижевска, Ульяновска, Ярославля, Горького (Нижнего Новгорода), Казани, Котовска, Куйбышева (Самары), Саратова, Сызрани-Батраки, Пензы, Баку, Батуми, Грозного и Коврова, поскольку в этих городах располагались особо важные предприятия авиационной, нефтеперерабатывающей промышленности, производство разнообразного стрелкового оружия и боеприпасов.
Летом 1943-го ГКО отписал для Уфы 75 различных средств противовоздушной обороны: 36 зенитных орудий среднего (85-мм) калибра, 12 зенитных орудий малого (37-мм) калибра, 27 зенитных пулеметов ДШК (станковые пулеметы Дегтярева-Шпагина) и батальон войск ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Все это грозное оружие позволяло вести огонь по наземным и воздушным целям. Пулемет ДШК был предназначен для стрельбы по низколетящим самолетам, которые трудно было не только обнаружить в полете, но и сбить.
ГКО принял специальное постановление не случайно, а в связи с участившимися летом 1943 года налетами немецких самолетов на объекты глубокого тыла Советского Союза. Действительно, немцы каждую ночь атаковали промышленные предприятия Горького, в бомбардировках участвовали до 168 самолетов одновременно. Сбрасывали на волжский город зажигательные, осколочные и фугасные бомбы. Видимо, это и напугало руководство страны, поэтому решено было усилить противовоздушную оборону Урала и Поволжья.
В 1943-м немецкие аэродромы, с которых взлетали самолеты для бомбардировки городов СССР, находились под Орлом и Брянском. К большому счастью, до Уфы не долетел ни один бомбардировщик, видимо, из-за того, что от фронта (берегов Волги) до Урала было все-таки очень далеко. Дальность полетов самолетов люфтваффе (так назывался военный воздушный флот фашистской Германии) и подлетное расстояние от линии фронта до Урала позволяли бомбить Уфу, но тогда авиация не смогла бы вернуться на собственный аэродром — элементарно не хватит горючего слетать в оба конца. Аэросъемки Уфы, сделанные в годы войны и размещенные в интернете, если, конечно, они на самом деле подлинные, выполнены при том условии, что разведывательные самолеты имели дополнительные бензиновые баки, коих не было и не могло быть на серийных ночных бомбардировщиках и истребителях. К тому же они на обратном пути садились на промежуточные аэродромы.
Между прочим, в годы Великой Отечественной войны в нашем городе было что бомбить. К числу военно-стратегических объектов в первую очередь можно отнести нефтеперерабатывающий (№417) и моторный (№26) заводы, проектное бюро Центрального научно-исследовательского института авиационного моторостроения (Москва), конструкторские бюро моторостроения Владимира Климова (Рыбинск Ярославской области) и Владимира Добрынина (Воронеж, в Уфе переименовано в ОКБ-250, позже переброшено в Рыбинск), проектный институт Гипроавиапрома СССР, три мощные теплоэлектростанции, ведомственный аэродром завода №26 в Максимовке и радиостанцию РВ-1 имени Коминтерна (Тужиловка), которая вела антигитлеровскую пропаганду в Центральной и Восточной Европе на 18 языках мира, поднимала боевой и моральный дух партизан и воинов антигитлеровской коалиции. Все эти объекты размещались в северной части столицы.
Конечно же, в войне моторов первостепенное значение имел выпуск на наших предприятиях горюче-смазочных материалов и двигателей для военных самолетов. Нельзя было исключать и выпуск химических компонентов для производства боеприпасов. Потери технологического производства топлива для танков, самолетов, тракторов и автомашин еще как-то можно было восполнить за счет продукции других предприятий страны, поставок из США по ленд-лизу. С авиамоторами все было намного сложнее. Чтобы заново наладить производство, требовалось бы много времени, материалов, оборудования и средств. К тому же Уфа сама оказалась дублером эвакуированного в Черниковку Рыбинского моторного завода №26. В разгар войны каждый самолет Военно-воздушных сил Красной Армии был на счету. Исход войны зависел от боев в воздухе и на земле, поэтому ежедневно нарком авиационной промышленности СССР докладывал Иосифу Сталину о количестве самолетов, собранных на заводах страны и отправленных на фронт.
Две крупные уфимские теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) обслуживали в первую очередь нефтепереработку и производство моторов. Вывод из строя даже одного источника электроэнергии мог парализовать работу предприятий столицы Башкирской АССР, работающих на нужды фронта. Не случайно же в названии постановления ГКО отдельно выделяется противовоздушная оборона электростанций. Кстати, Башкирский обком ВКП(б) в тот же день рассматривал вопрос «О состоянии местной противовоздушной обороны города Уфы». Поражаешься, как во время Великой Отечественной войны все актуальные вопросы решались оперативно, грамотно, без какого-либо промедления, принимались конкретные действенные меры, назначались ответственные за тот или иной участок работы лица.
Остается открытым вопрос, где же на самом деле устанавливались в Уфе 75 зениток, отписанных Государственным Комитетом Обороны, чтобы предотвратить воздушное нападение на крупный промышленный город с населением порядка 250-260 тысяч человек. Точными данными располагают только органы государственной безопасности. Мы же полагаем, что в первую очередь взяли под охрану от налетов немецких бомбардировщиков наиболее индустриально развитый район столицы республики — Черниковку, где в то время сосредотачивалась большая часть важнейших предприятий военной промышленности. Скорее всего, батальон войск воздушного наблюдения, оповещения и связи, разместившийся в Уфе, имел не один десяток мощных прожекторов на случай, если немцы надумают бомбить город ночью.
Двухлетний опыт срочной военной службы в войсках Бакинского округа противовоздушной обороны мне подсказывает, что 75 зенитных орудий располагались на самых возвышенных и открытых местах Уфимского полуострова — на правых берегах Белой и Уфимки, причем в несколько эшелонов. Они могли располагаться в районах мусульманского кладбища (чтобы оберегать такой стратегический объект, как железнодорожный мост через реку Белую), на южном мысе исторической части Уфы (ныне — район Башкирского государственного университета), детской трудовой колонии в Старой Уфе (юридический институт МВД РФ), Собачьей горы (Южный автовокзал, здесь раньше находился гражданский аэродром Аэрофлота), на территории парка Победы (его еще в 1943-м не могло быть), Тужиловки (ныне — ипподром «Акбузат»), дома отдыха (санаторий «Зеленая роща»), на ЦЭСовской горе и Соцгороде и на подступах к главным заводам Черниковки со всех сторон.
Самое главное в глубоком тылу — это, безусловно, люди, выполнявшие сложнейшие оборонные заказы. По архивным данным, на 1 октября 1943 года только на Уфимском моторном заводе трудились 54889 человек, а в начале войны численность этого предприятия составляла всего 5182 человека (в десять раз меньше). Разница лишь в том, что до 22 июня 1941-го УМЗ поставлял простейшие по сравнению с военным временем моторы для сельскохозяйственных комбайнов, выпускаемых в Ростове-на-Дону и Саратове, а в начале Великой Отечественной полностью перестроил промышленное производство под нужды фронта — изготавливал самые современные в мире двигатели для боевых самолетов. Причем конструкции авиамоторов в сороковые-роковые все время совершенствовались и были не хуже, чем у люфтваффе. Это было веление времени.
В годы Великой Отечественной войны в Черниковке (в современной северной части Уфы) работали на Победу над фашистской Германией заводы: моторный (№26), нефтеперерабатывающий (№417), электроламповый (Московские радиоламповые заводы №№191 и 643), дубильных экстрактов, натурального каучука, кирпичный, деревообрабатывающий, лесофанерный комбинат, спичечная фабрика имени 1 Мая, а также Московский нефтяной институт имени академика И.М. Губкина.
Черниковский промышленный узел в начале войны принял вместе с людьми эвакуированное оборудование Рыбинского моторного завода (№26), заводов №49 (Москва), №219 (Москва), №234 (Ленинградский «Красный Октябрь»), 145 (Москва) и №451 (Ленинград), Рубежанского химического комбината №20 (Ворошиловградская область Украины) Наркомата боеприпасов СССР, завода №751 Наркомата химической промышленности СССР, Воронежского опытно-производственного завода №16 Наркомата авиационной промышленности СССР, завода №85 Грознефтекомбината, завода жидкого кислорода Майкопнефтекомбината, Московского опытного завода натурального каучука, аналогичного предприятия из города Ливны (Орловская область), Микашевического фанерного комбината (Белоруссия), Мантуровской (Костромская область) фанерной фабрики, Калужской («Гигант») и Пинской (Брестской области) спичечных фабрик, цех Краснодарского нефтеперерабатывающего завода, Рыбинский строительный трест №11. В здании общеобразовательной школы №68 (улица Кольцевая, 37, Соцгород) с 15 августа 1941 по 8 октября 1943 года располагался эвакуационный военный госпиталь №3766, где лечили раненых на фронте бойцов.
По постановлению Государственного Комитета Обороны от 27 сентября 1941 года только из Рубежанского химического комбината с 1 по 10 октября переместили в наш город по железной дороге (на площадку завода №505 Наркомата химической промышленности СССР) 277 единиц основного оборудования для производства взврывчатых веществ и ксилола (цехи №№1, 2, 9, 11, 23 и электроподстанция), 69 рабочих и инженерно-технических работников. В 1942-м на этой промышленной базе начали строить Уфимский химический завод: в 1942-1943 годах введен в эксплуатацию цех по производству олеума, в августе-сентябре 1943-го начали выпускать продукцию на установках соляной кислоты, каустика, хлора, хлорбензола. В мае 1942 года на заводе натурального каучука начали перерабатывались корни кок-сагыза, выращенного на полях Башкирии. Вот и удивляешься, как удалось в самые короткие сроки разобрать и эвакуировать такие крупные и сложные в технологическом плане производства в Уфу, а затем заново собрать и запустить их.
Не случайно 8 октября 2015 года, в год 70-летия Победы, памятник труженикам тыла в Великой Отечественной войне известного московского скульптора, лауреата Государственной премии СССР Андрея Ковальчука установили в парке Победы. Именно в этой части нашего большого города дислоцировались наиважнейшие промышленные предприятия военной поры.

Ни один бомбардировщик не долетел до Уфы Ни один бомбардировщик не долетел до Уфы

Рашит АЮПОВ.

НА СНИМКАХ: зенитное противовоздушное орудие; такие боевые самолёты летали с уфимскими моторами; руководство Уфимского моторного завода №26 (слева направо), первый ряд: главный конструктор В.Я. Климов, директор завода В.П.

Дата создание новости 7-05-2019   Комментарии (0)   Просмотров: 1252     Номер: 33(13317)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.