$ - 66.6082
€ - 73.9484

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Сутолока ждёт перемен

«Счастливый час» для электрички

Пенсионеры на старте

Без грифа «Секретно»

Смерть шпионам!

Как контрразведчики Уфы перехитрили Абвер


Смерть шпионам!

За давностью лет все больше и больше открываются для широкого доступа ученых-исследователей некогда совершенно секретные архивные материалы, касающиеся истории Уфы в годы Великой Отечественной войны. Так, недавно в открытой печати мне попалось на глаза спецсообщение НКВД СССР в Государственный Комитет Обороны, датированное апрелем 1943 года. В нем рассказывается об использовании в Уфе агентов Абвера в радиоиграх для дезинформации противника.
Народный комиссар внутренних дел СССР Лаврентий Берия в 1943-м сообщал в Кремль председателю Комитета Государственной Обороны Иосифу Сталину: "По Вашим указаниям с 1 мая 1942 г. в целях пресечения активности германских разведывательных органов, создания видимости работы переброшенных шпионских групп и агентов-одиночек, в интересах Главного командования Красной Армии было начато использование захваченных немецких радиостанций. Из 225 захваченных за это время радиостанций использовалось в целях дезинформации 76. Часть станций по причине истощения батарей питания раций и невозможности их дальнейшей работы в интересах Главного командования Красной Армии связь с немцами прекратила. В настоящее время радиоигру с противником ведут 17 станций, находящихся в следующих городах: Вологде, Ярославле, Солигаличе, Волоколамске, Москве, Люберцах, Рязани, Тамбове, Воронеже, Куйбышеве, Пугачеве, Горьком, Свердловске, Уфе, Уральске и Новосибирске".
Использование захваченных радиостанций агентуры Абвера стало одним из серьезных средств Главного командования Красной Армии в борьбе с немцами. Чекисты, вовлекая арестованных агентов в радиоигру, указывали в донесениях ложную военную информацию и тем самым вводили в заблуждение противника, пускали его по ложному пути. Контрразведчики сработали блестяще - фашисты верили, дорожили источниками информации из СССР, в том числе и из Уфы, а получаемые от своих агентов сведения в какой-то степени учитывали в оперативных планах на Восточном фронте.
Мне, коренному уфимцу, раньше не приходилось ни слышать, ни читать о том, что НКВД СССР занимался радиоигрой конкретно в нашем городе. Естественно, такие важные сведения и сегодня еще хранятся в архивах госбезопасности под грифом "Совершенно секретно" и, наверное, еще не скоро попадут в открытую печать. Из секретного донесения Берии 1943 года вытекает, что шпион-одиночка или группа диверсантов Абвера все-таки каким-то образом сумели пробраться в наш город, имеющий военно-стратегическое значение, и, возможно, уже отсюда передавали или пытались передать какие-то секретные сведения оборонного характера в Берлин с использованием радиостанции.
Собственно, в начале Великой Отечественной войны попасть в Уфу любому человеку, не то что шпиону Абвера, не составляло особого труда, потому что сюда из прифронтовой полосы СССР потянулись десятки тысяч беженцев, инженерно-технических работников, рабочих промышленных предприятий, сотрудники различных учреждений, старики и дети. Не секрет, что некоторые эвакуированные не имели при себе документов или же теряли их в дороге и им без всякой проверки выдавали новые паспорта. Шпионы, засланные для разведывательно-диверсионной работы, попали в руки НКВД. По большому счету радиоигра - это высший пилотаж советских контрразведчиков, работавших в Уфе: было очень трудно не только обнаружить шпиона в крупном городе, выявить всех его сообщников, но и склонить к ведению радиоигры, естественно, под строгим контролем контрразведчиков.
Трудно сказать, на что все-таки рассчитывали шпионы и диверсанты Абвера, потому что с первых месяцев войны Уфа была наводнена чекистами. Во-первых, они работали по линии промышленных предприятий оборонного значения. Во-вторых, уже в самом начале войны в связи с приближением фронта к Москве были эвакуированы в Уфу работники НКВД СССР с семьями, что подтверждается документами. Так, 5 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны и Совет по эвакуации при Совете Народных Комиссаров СССР приняли решение о частичной эвакуации из Москвы центрального аппарата НКВД-НКГБ СССР в Уфу, Куйбышев (Самару), Чкалов (Оренбург), Саратов, Киров, Новосибирск, Свердловск (Екатеринбург), Казань, Пензу, Молотов (Пермь) и Ульяновск. Всего подлежали передислокации 14500 человек из 21000. Фактически Москву покинули 30 тысяч сотрудников НКВД-НКГБ с семьями. Жена начальника четвертого управления НКВД СССР генерал-лейтенанта Павла Судоплатова до начала 1943 года тоже жила с двумя маленькими сыновьями в Уфе, где преподавала в Высшей школе НКВД СССР.
20 октября 1941 года Лаврентий Берия докладывал члену Государственного Комитета Обороны Георгию Маленкову об эвакуации НКГБ и НКВД: ...в Уфу передислоцированы 5-й отдел (шифровальный), частично АХУ (Административно-хозяйственное управление), ЦПФО (Центральный финансово-плановый отдел), Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности и Управление технического снабжения строек и лагерей.
Что касается жен ответственных работников НКВД, они, естественно, не работали на оборонных заводах по 12 часов без выходных и отпусков. Некоторые из них изучали в Уфе иностранные языки. Учителем был полиглот и ученый, профессор, переводчик, криптограф, стенографист, австро-венгерский подданный Владимир Кривош, тоже находившийся в Уфе в эвакуации. Он владел 40 языками (английским, немецким, французским, персидским, итальянским, чешским, турецким, арабским, венгерским, словацким, хорватским...). Насколько вы понимаете, жены чекистов по определению не могли общаться с кем попало. Кривош же считался своим человеком в органах госбезопасности - работал до войны особо секретным сотрудником разведотдела штаба Западного фронта (1919), переводчиком у Льва Троцкого, был лично знаком с Владимиром Лениным, трудился в ВЧК, Наркомате иностранных дел СССР. Предполагаю, что он, находясь в Уфе, участвовал и в подготовке радиопередач Исполкома Коминтерна. Людей, знавших такое количество европейских иностранных языков, как он, ценили, так как таких специалистов в СССР в годы Великой Отечественной войны было мало.
...Однако вернемся к разговору об Абвере. Сегодня мы располагаем сведениями, что Гитлер не только засылал в наш город шпионов для работы в тылу советских войск, но и организовал разведку с воздуха. Для этого использовалась дальняя авиация. Судя по снимкам 1942 года, которые недавно брошены в интернет американским историком Джоном Кельвином, самолеты Люфтваффе все-таки долетали до Башкирии, фотографировали военно-промышленные предприятия нашего города. Немцы по расшифрованным фотографиям определяли особо важные объекты, которые планировали бомбить в первую очередь. Во всяком случае, на фото отчетливо видны нефтеперерабатывающий и моторостроительный заводы, ТЭЦ №2, аэродром УМЗ в поселке Максимовка, аэропорт, мост через Белую, железнодорожная станция Уфа, радиостанция РВ-1 имени Коминтерна и жилые бараки.
Многие не верили, что Уфа находилась на доступном расстоянии авиаразведки Гитлера. Когда же фашисты вышли к Волге, отсюда полеты самолетов до Урала и обратно для аэрофотосъемок стали уже вполне возможными. Полагаю, что просто Германии тогда было не до Уфы, так как бомбили города Поволжья, где концентрировались крупные силы советских войск, предприятия по производству самолетов и боеприпасов. К счастью, наша победа под Сталинградом отодвинула линию фронта от Уфы.
Собственно, что конкретно могло заинтересовать шпионов и диверсантов в столице Башкирии? Наверное, их внимание больше всего могли привлечь заводы: моторостроительный (выпускал двигатели для боевых истребителей и бомбардировщиков), нефтеперерабатывающий (топливо и масла для самолетов и танков), аппаратуры дальней связи, №11 (противотанковые кумулятивные авиабомбы ПТАБ-2,5-1,5), радиостанция РВ-1 имени Коминтерна (передавала антифашистские радиопередачи на страны Европы на 18 языках мира), коротковолновый передатчик РВ-59 Hapкoмата связи СССР, формирование и оснащение воинских частей, новейшие разработки боевой техники, обеспечение сырьем, топливом, продовольствием, моральное состояние населения республики в целом и в частности...
Даже подрыв диверсантами тех же 150-метровых мачт радиостанции РВ-1 на северной окраине Уфы, безусловно, мог бы нанести огромный ущерб всей антифашистской пропаганде, сопротивлению партизан и подпольщиков в оккупированных немцами странах Европы. Этот объект, хотя и не был напрямую связан с обороной страны, все-таки был еще более значимым для Сталина с политической и идеологической точек зрения. Поэтому РВ-1 от диверсий Абвера охранялся круглые сутки усиленными нарядами солдат и офицеров, тройным кольцом. Ветеран связи рассказывал мне, что у каждой мачты днем и ночью в любую погоду стояли часовые, не говоря о том, что по периметру территории радиостанции были установлены многочисленные наблюдательные вышки. Патрулирование велось и вдоль всего забора как с внешней стороны, так и с внутренней.
Чекисты также головой отвечали за жизнь и безопасность людей, занимавшихся конструкторскими и научно-исследовательскими работами, организовывали выпуск продукции для нужд фронта. А таковых в Уфе было немало. Это нарком нефтяной промышленности СССР Иван Седин, его первый заместитель Николай Байбаков, первый заместитель наркома связи СССР Александр Фортушенко, 11 институтов Академии наук Украинской ССР (61 академик и член-корреспондент, 55 докторов наук), выдающиеся советские специалисты в области авиационного двигателестроения, дальней связи, нефтедобычи, нефтепереработки, организаторы промышленного производства. Ряд ученых и конструкторов, работавших в Уфе, в послевоенный период стали лауреатами Ленинской и Государственных премий СССР, Героями Социалистического Труда, возглавляли крупные оборонные предприятия и академические научные институты, НИИ, занимали высокие должности в советской науке и промышленности.
Под надежным прикрытием сотрудников госбезопасности успешно работали эвакуированные в Уфу 43 завода из Рыбинска, Ленинграда, Москвы, Харькова, Ярославля, Одессы, Запорожья, Днепропетровска, Подольска, Ржева, Фрязино, Баку, Грозного, Краснодара, наркоматы нефтяной промышленности, связи СССР, проектное бюро Центрального института авиационной промышленности, Воронежский ОКБ-250, НИИ №56 Наркомата электросвязи, ЦНИИ связи, Уфимское военное пехотное училище и Высшая военная академия (Генштаба) имени К.Е. Ворошилова, учебные центры Башосоавиахима... То есть наш город в начале сороковых годов сконцентрировал у себя огромный военно-промышленный и научный потенциал страны. И все это тщательным образом охраняли наши доблестные контрразведчики и красноармейцы. Спасибо им за это!
Рашит АЮПОВ.

Дата создание новости 24-12-2014   Комментарии (0)   Просмотров: 1520     Номер: 246(12644)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.