Запрашиваемая страница не найдена$ -
€ -

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Благодарность от министра

Приходите на подиум «Счастливое долголетие»

На полпути из Пекина в Париж

Юбилейное

«Я в тайну масок всё-таки проник…»


Глядя на него, сложно поверить упрямым фактам. Сам он не скрывает своего возраста. Народный артист Башкортостана Валерий Гриньков отмечает юбилей. Ему – семьдесят! Тридцать из них он отдал сцене Государственного академического русского драматического театра Республики Башкортостан.

«Я в тайну масок всё-таки проник…»

Валерий Данилович закончил одно из лучших театральных училищ страны – слава Свердловской актерской школы всегда была велика. А после учебы судьба завела его в небольшой городок Талды-Курган Казахской ССР, где он в числе таких же молодых энтузиастов и подвижников способствовал становлению молодого театра. Потом были театры Рубцовска, Семипалатинска...
А в 1989 году жизнь крепко-накрепко связала Гринькова с Уфой, сделав его поистине культурным достоянием столицы. Кажется, нет человека, которому не был бы знаком завораживающий бархатистый тембр голоса Валерия Даниловича, звучавший с начала 90-х на самых модных радиостанциях города. Многочисленные телепроекты – краеведческие очерки, кулинарные программы, культурные обозрения – добавили популярности. Но все же главным его призванием был и остается театр.
Чернышов в «Матросской тишине», Билл Старбак в «Продавце дождя», Калабушкин в «Самоубийце» – с этих ролей начался уфимский этап творческой биографии Валерия Гринькова. Сегодня в его репертуарном листе значится более шестидесяти самых разноплановых работ.
При внешней статуарности и даже эмоциональной сдержанности его герои почти всегда вдруг открываются с совершенно неожиданной стороны – словно кристалл, поворачивающийся к нам разными гранями.
За холодностью и расчётливостью частного поверенного Крогстада в «Кукольном доме» сокрыта была боль обиженного, униженного человека. Злой и желчный, он, кажется, был способен на все. Попавшая в его ростовщические тиски Нора, милая, прелестная щебетунья, очаровывающая всех и вся, не имела ни малейшего шанса смягчить его сердце. Но когда вдруг Крогстада вызывала на откровенный разговор Фру Линне, предлагая уехать вместе, будучи готовой отдать ему, несчастному и измученному, свою нерастраченную нежностью и заботу, он теплел и вот-вот уже мог поверить в такое неожиданное, запоздавшее счастье.
А коллежский асессор Иван Павлович Яичница в гоголевской «Женитьбе»! Дородный, уверенный в себе, решивший было жениться ради солидного приданого, он вдруг, как мальчишка, робел при появлении Агафьи Тихоновны и дрожащим голосом, дабы скрыть волнение, начинал ни к чему не обязывающий диалог: «Странная погода нынче: поутру совершенно было похоже на дождик, а теперь как будто и прошло...» И как бы он ни кичился тем, что, в отличие от всех других женихов, имеет здесь лишь вполне осязаемый корыстный интерес – каменный дом, два флигеля, сани, набор столового серебра – Яичница тоже попадал под обаяние невесты. А потому так непонятен Ивану Павловичу (ну кто тут мог быть ему конкурентом?!) ее отказ: «Пошли вон, дураки!» И тогда уже разочарование его выливалось в негодование и злость на сваху – обманула!
А вот полицейский Джо Янки в трагифарсе Джона Патрика «Дорогая Памела» вдруг в финале из благородного служителя закона и преданного друга Памелы обращается в полную свою противоположность. «Когда убивают близких мне людей, я страшен... Я – сицилиец!» – кричит он, наставляя пистолет на тех, кого заподозрил в убийстве. Но едва он слышит, что тоже упомянут в страховке, ради которой старушка покончила с собой, Джо Янки лихо придумывает план, как обернуть произошедшее в несчастный случай – чтобы комар носа не подточил! Без пауз, без промедлений – как и положено в фарсе, но от того перемена эта становилась ужасающе страшной!
Комедия Рэя Куни «№13» не сходила со сцены театра десять лет! Ричард Уилли – «целеустремленный жизнелюб» и по совместительству помощник премьер-министра британского парламента – в исполнении Валерия Гринькова был уморительно смешон тем, что оказывался совершенно беспомощен в экстремальной ситуации. Еще бы! Хорошенькая секретарша уже пришла на свидание, с женой все улажено, а в роковом номере вдруг оказывается зажатое оконной рамой мужское тело, не подающее признаков жизни. И надо отдать должное Гринькову – он не шел на поводу у зала, напротив, избегал комикований. Сохраняя непроницаемое «покерное» выражение лица, его Уилли пытался выкрутиться из все более и более запутывающейся интриги, вызывая гомерические приступы смеха зрителей.
У итальянской комедии dell’arte – совсем иная жанровая природа, которая, впрочем, тоже покорилась Валерию Даниловичу. Доктор Баландзони в «Венецианских близнецах», благородный отец семейства – одна маска, Майор – в «Доме для сумасшедших» – другая. Но для каждой актер находит свои выразительные средства, позволяющие ему не повторяться, быть разным.
А как не вспомнить его Принципиального мужчину из комедии «Улыбайтесь, господа!»? Неизвестно с какой стати затесавшийся в шумную компанию молодежи, не понимающий сути забавного анекдота, он поначалу вызывает смех, потом раздражение, а после – невероятное сочувствие: «Я ведь занимаю руководящую должность, я же должен понимать юмор!..» И кажется, уже да и Бог бы с ней, с этой сползшей с головы на ногу повязкой, лишь бы у человека этого, в общем-то неплохого, все было хорошо!..
До дрожи пробирает голос Гринькова в спектакле «Луна и листопад» по произведению Мустая Карима. Отстраненно, с навсегда заученной интонацией (как не сравнить ее с граммофонной пластинкой, мелодия которой звучит параллельно!), Комбриг перед расстрелом Любомира Зуха проводит краткую «просветительскую работу» в рядах молодых бойцов – говорит о расхлябанности, безответственности. Говорит сурово, беспощадно. Но кто-то ведь должен взять на себя и такую роль!..
Сколько сценических жизней прожито! Сколько еще впереди!..
А 30 марта, в свой юбилей, Валерий Гриньков выйдет на сцену родного театра, чтобы без малого в трехсотый раз (бессменно, без дублей!) сыграть роль Сомова в мюзикле «Голубая камея»! В этот день Валерия Даниловича под аплодисменты публики поздравит весь коллектив ГАРДТ во главе со своим художественным руководителем Михаилом Рабиновичем.
С юбилеем, Валерий Данилович! Долгих лет!

«Я в тайну масок всё-таки проник…» «Я в тайну масок всё-таки проник…»

Елена ПОПОВА.
На снимках: Валерий Гриньков; а это он в сценах из спектаклей «Улыбайтесь, господа!», «Голубая камея» и «Дом для сумасшедших».
Фото Булата ГАЙНЕТДИНОВА.

Дата создание новости 28-03-2019   Комментарии (0)   Просмотров: 3890     Номер: 23(13307)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.