$ - 65.5871
€ - 75.1825

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Мустай Карим, Муса Гареев...

Как кадастровая стоимость влияет на налоги?

Вставай на коньки и – на лёд!

Из дальних странствий возвратясь
Лейсан РАХМАТУЛЛИНА:

«Я выпахала это время...»


«Я выпахала это время...»

В нынешнем году творческая лаборатория художников тех стран, которые входят в Международную организацию тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) прошла в Турецкой Республике в пятнадцатый раз. На юбилейный пленэр, состоявшийся в городе Сапанджа (провинция Сакарья), съехались двадцать мастеров изобразительного искусства из четырнадцати государств тюркоязычного мира, среди которых, помимо принимающей стороны, - Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркмения, Молдова (речь о гагаузах), Хакасия, Украина (впервые участвовали представители Автономной Республики Крым), Афганистан, Республика Босния и Герцеговина, Республика Косово, Македония... Ну а честь защищать цвета флага Башкортостана выпала акварелисту Лейсан Рахматуллиной.

Напомню читателям о том, что художники из Башкирии не раз и не два принимали участие в знаменитом пленэре ТЮРКСОЙ. Скажу больше, в 2010-м наша землячка - акварелист Зимфира Галимова стала победительницей этого необычного состязания, получив право по своему желанию приезжать теперь на любую из лабораторий в качестве гостя. Безусловно, никто здесь между собой (в традиционном понимании конкурсных баталий) не борется. Люди просто работают, готовясь к итоговой выставке, в которую войдут созданные за небольшой срок (меньше двух недель) произведения всех участников. Как правило, "лаборанты" выдают на-гора по две-три работы. А настырная, трудолюбивая до самозабвения Рахматуллина рванула аж семь листов, и такая цифра, думается мне, для нее не предел. ("Для того чтобы по-настоящему расписаться, это очень маленький срок. Ведь ты попал в новое, абсолютно незнакомое место и должен осмотреться, оценить и понять все причинно-следственные связи...")
Впрочем, об этом чуть позже. Сейчас же вернемся к Зимфире Галимовой, которая к тому же оказалась педагогом Лейсан по Республиканской художественной гимназии (в пору учебы нашей героини - еще школе-интернате), носящей имя Касима Давлеткильдеева. Зимфира Ахатовна и проинструктировала свою ученицу, коей подошел срок отправляться на берег турецкий, наказав взять с собой... практически все. Широкие кисти, краски, бумагу - ту, с которой Рахматуллина привыкла работать... Короче, Лейсан поехала нагруженная, аки мул, прихватив (словно чувствовала!) и еще кое-что из своего "инструментария". Например, весомый "квадрат" оргстекла, для того, между прочим, чтобы бумага как можно дольше сохраняла влагу ("Под листом, который ложится на пластик, долго держится слой воды, но в Сапанджа настолько сильный и горячий ветер, такое активное солнце, что все улетучивается моментально. А мы работали на свежем воздухе...").
Да, интернациональный отряд мастеров трудился под открытым небом, причем в райском, на взгляд туриста, уголке - в природном парке-заповеднике, полукольцом обегающем один из краев озера Сапанджа, чья площадь равняется сорока пяти квадратным километрам. Наверное, оно и дало название городу на северо-западе Турции, принявшему участников пленэра. Но дивное это местечко, в котором свободно разгуливают павлины, чувствуют себя абсолютно защищенными изящные фламинго, различные водоплавающие птицы и другая живность, принадлежит частному лицу. Меценату по имени Ахмет Шахин (Сары), который вместе с муниципалитетом Сапанджа поддержал лабораторию, приняв необычных гостей в своих владениях (жили "лаборанты" в отеле, но каждое утро их практически на весь день привозили в "зеленую" мастерскую). Добавлю, парк господина Шахина славен не только флорой и фауной, но и историческими памятниками, и любопытнейшими "экспонатами" этнографической направленности, бережно сохраняемыми в пространстве редкостных по красоте изумрудных лужаек, приозерной территории, под купами экзотических деревьев...
Забавно, но турки, чрезвычайно предупредительные и внимательные к гостям, долго не могли понять, что от них требует маленькая упрямая женщина из Уфы. "А я просто просила у них ведро для воды и какой-нибудь материал, способный как можно дольше держать влагу", - теперь, рассказывая мне о своих злоключениях на пленэре, Лейсан улыбается, а тогда ей было явно не до смеха. Хорошо, что она послушалась Галимову, нагрузившись кистями и красками. Поскольку то, что предложили ей хозяева, радушно снабдив художников всем материалом, оказалось абсолютно для Лейсан непригодным. Особенно в тех условиях, в которых Рахматуллиной предстояло писать. Два дня она бродила по парку, высматривая подходящее место, делая предварительные наброски и мучительно раздумывая, каким образом можно выйти из сложившейся ситуации, - пропитанная влагой бумага сохнет в одно мгновение, то зарядит дождь, что, естественно, акварели категорически противопоказано, то начатое солнцем завершает ветер - лист коробится, скручиваясь на глазах... Собратья по кисти (а речь о ревнителях масляной живописи, гуаши, пастели, темперы), рьяно принявшиеся за дело и не сразу понявшие, что так заботит их коллегу из Башкортостана, стали советовать Лейсан: "Ну ты хоть какие-нибудь цветочки нарисуй..." Не то чтобы на "бедность решили подать"... Хотели таким образом землячку нашу поддержать, сделав, видимо, вывод, что Рахматуллина попала на пленэр случайно.
Единственным, кто разобрался в ситуации, был Ахмет Шахин, который, выслушав объяснения Лейсан через переводчика, во-первых, разрешил ей работать на защищенной в какой-то степени от безжалостных лучей веранде его жилого дома, расположенного в парке, а во-вторых, без лишних слов выдал большой уличный зонт на длинной ножке. Затем усадил уфимку в машину и отправился с ней в хозяйственный магазин - купили и ведро, и губку, и специальную салфеточную ткань, умеющую впитывать и долго держать в себе воду, и еще какие-то мелочи... Нашли ящики, на которые установили лист ДВП, - чем не стол для акварелиста! Даже стульчик для этюдов ей сделали, причем в рекордно короткие сроки.
И работа пошла. Рахматуллина с трудом вспоминала о том, что надо идти обедать. Собственно, если бы не организаторы, постоянно контролирующие гостей (как там "лаборанты", не нужно ли чего?), она бы точно ходила полуголодной. Но хозяева неуклонно были рядом, и порой их забота мешала художнику сосредоточиться: "Даже вынуждена была сказать им: "Лучше не подходите ко мне, когда я работаю!" - Лейсан опять смеется: - Понимаете, чтобы не заниматься примитивной подражательностью, а создать художественный образ, пейзаж-размышление, мне нужно думать. Процесс тонкий, требующий одиночества... А в парке вокруг меня постоянно находились какие-то люди. Им было интересно смотреть, видеть то, что я делаю, задавать вопросы. Я ловлю мазок, а тут поперек всего возникает разговор! Несколько раз приезжали журналисты, особенно активным было телевидение. Они тоже хотели вникнуть в процесс создания такой акварели, просили комментариев. Все это съедало огромное количество времени, выбивало. Но я их тоже понимала: люди чрезвычайно гостеприимны, им важно, чтобы у меня все было хорошо. Мне кажется, ранее местные жители не сталкивались с тем, что делаю я, отсюда интерес, вопросы. Но в той степени, на какую способна, мне реализоваться все-таки не удалось...".
Ничего себе не удалось! Семь законченных произведений - изумительная, исполненная раздумий о вышнем композиция "Колыбельная"; два листа из серии "По Турции. Сапанджа"; еще три из той же серии, но уже с уклоном в исторический аспект принявшей их древней земли, сумевшей сохранить приметы ушедших времен; тончайшая работа "Вечереет"... Недаром же братья-художники (и сестры, конечно, поскольку в нынешнем пленэре участвовали пять женщин, Лейсан в их числе) после первых двух дней вынужденного ее простоя резко изменили свое мнение о Рахматуллиной, зауважав коллегу, все чаще заговаривая с ней либо молча останавливаясь за спиной трудившегося акварелиста. А затем посмотреть на рожденные вдохновением Лейсан образы таких, казалось бы, знакомых, но преображенных талантом мастера из Уфы уголков благославенной земли приехала жена губернатора провинции Сакарья и страстно захотела, чтобы хоть одна из рахматуллинских работ попала в ее коллекцию.
Замечу: результаты всех пятнадцати пленэров составили уже весьма солидное собрание (более тысячи единиц хранения), которым распоряжается ТЮРКСОЙ, устраивая регулярные выставки, в том числе и международные и передвижные. Ныне в это собрание вошло три листа Лейсан Рахматуллиной. Добавлю, еще две акварели (из семи написанных) она передала меценату Ахмету Шахину и две - жене губернатора провинции Сакарья. С большим интересом, если не сказать восторгом, восприняли ее труд на отчетной по результатам пленэра экспозиции и представители официальных кругов - государственный министр Турции Бешир Аталай (на снимке - в центре), генеральный секретарь ТЮРКСОЙ Дюсен Касеинов, а еще наймакам, то есть уездный начальник Сапанджа Осман Сары и другие высокие гости...
"Вы довольны? - спрашиваю я Лейсан, рассматривая фоторепродукции ее турецких "впечатлений". Она медлит: "Как сказать... У меня была невероятная потребность работать. И я просто выпахала это время, практически минуты не оставив на что-то иное. Имею в виду то, что, например, хозяева, которые принимали нас замечательно, устроили день отдыха и повезли художников в Стамбул. Сводили в оперу, где я с радостью услышала пение Катерины Гильмутдиновой из Башкирского государственного театра оперы и балета, покатали по городу, показали музеи... Но при том мыслями я все время была на своей веранде в парке, поскольку процесс необратим, и если ты погрузился в него, то тебя ведет уже какая-то другая сила... Я ответила на ваш вопрос?".
Да, Лейсан, вы ответили более чем исчерпывающе. Но вот почему-то шестое чувство подсказывает мне, что к разговору этому мы еще вернемся...

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»

«Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...» «Я выпахала это время...»


Илюзя КАПКАЕВА.
P.S. Пользуясь случаем, Лейсан Рахматуллина попросила поблагодарить через нашу газету представителя Министерства культуры Республики Башкортостан в Международной организации ТЮРКСОЙ Ахата Салихова, курировавшего ее и помогавшего во время пленэра в Турции.

Дата создание новости 20-07-2012   Комментарии (0)   Просмотров: 1904     Номер: 139(12037)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


20 ноября 2018 г. №93(13273)


«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Как вы оцениваете состояние дорожного покрытия в нашем городе?

В целом удовлетворительно, но есть немало мест, где необходим ремонт
Не все конечно гладко, но на фоне других городов дороги хорошие
Все прекрасно. Дороги у нас отличного качества

 
© 2011-2018, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.