$ - 64.4326
€ - 72.6993

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Алые гвоздики и звуки курая

Миграция – дело серьёзное

Какая у вас кредитная история?

Из первых уст

“Школьники стали мыслить шаблонами”


 “Школьники стали мыслить шаблонами”

Волна сдачи ЕГЭ-2013 идет на спад, однако скандалы и споры вокруг него нарастают, словно снежный ком. Каждое утро в день очередного экзамена новостные сводки пополняет информация о продолжающихся нарушениях, а также о нарушителях. О том, что движет последними, и о некоторых других аспектах госэкзамена мы поговорили с директором Регионального центра обработки информации Башкортостана Андреем БЛИНОВЫМ.

- Андрей Иосифович, основная часть единых государственных экзаменов сдана. Что уже на этом этапе можно сказать о нынешних заданиях? Были ли они сложнее, чем в прошлом году?
- Революционных изменений, которые могли бы повлиять на средний балл, в заданиях не произошло. Если один вопрос стал более сложным, то его “сосед” - проще. По русскому языку, например, в нынешнем году были представлены тексты с проблематикой, по которой большинство детей умеет писать сочинение. Совсем непонятных текстов, как, допустим, несколько лет назад, не было. Правда, два из них оказались чуть сложнее остальных, как, впрочем, это всегда бывает. Здесь есть элемент лотереи, но его невозможно исключить ни при одной из форм сдачи экзамена. Если, скажем, сдаем устно ту или иную дисциплину, то всегда найдутся билеты, на которые мы с удовольствием ответим, и существуют и те, которых боимся как черт ладана. Конечно, в ЕГЭ эту “лотерейность” нужно минимизировать, поскольку речь идет о судьбе наших граждан. Что касается математики, то ныне задания составлялись по тем же темам, которые были заявлены в спецификациях и кодификаторах. Другой вопрос, что дети, разучившиеся мыслить самостоятельно и привыкшие к шаблонам, теряются, когда немного меняются условия задачи. Например, грубо говоря, мы ожидаем, что в этой задаче надо искать скорость велосипедиста, а тут вдруг спрашивают, каково расстояние между пунктами А и В. И все, ребенок впадает в состояние прострации. На мой взгляд, это все отголоски пользования изданиями типа “Готовые домашние задания”. Если же человек хорошо знает тему, то это сбить его не должно.
- Насколько, по мнению членов экспертных комиссий, проверяющих работы, изменился в этом году уровень знаний выпускников? И что ждет тех, кто набрал максимально возможное количество баллов?
- По-прежнему встречаются и слабые, и сильные работы. Правда, больше стало штампов. В сочинениях дети чаще всего приводят одни и те же аргументы, взятые из интернета, причем не всегда толковые и уместные. К сожалению, наши выпускники все больше доверяют информации из Сети, а ведь там имеются и фактические ошибки и неточности. Но ведь мы проверяем не то, как ученики запоминают чужую речь, а то, насколько они умеют анализировать прочитанное произведение. Что касается стобалльников, то их работы, конечно, будут перепроверять. Однако это не говорит о том, что выпускников лишат результатов или устроят переэкзаменовку. Ответы перепроверят, прежде всего для того, чтобы посмотреть, насколько качественно работает комиссия.
- Многим читателям “Вечерки” интересно знать о том, как проходит процесс проверки работы... Насколько секретна информация о ее принадлежности конкретному ученику? Есть ли какие-то нарушения или ошибки в части оформления?
- Выпускники на экзамене получают индивидуальный комплект, в который входит контрольно-измерительный материал, то есть сами задания, и три типа бланков - бланк ответов №1, где отмечаются ответы на выполненные задания из частей “А” и “В”; бланк ответов №2, где выпускники выполняют задание части “С”; еще один - бланк регистрации. Именно в нем учащийся пишет свои паспортные данные. При проверке работы мы этих сведений не видим, и только компьютер может определить, кому она принадлежит. Таким образом, каждый, кто сдал экзамен, получает именно свои баллы, а не кого-то другого. На первых порах, конечно, были ситуации, когда ученики случайно обменивались друг с другом листами регистрации. При таком раскладе компьютер ставит отрицательные ответы, поскольку в штрих-коде основного листа помимо паспортных данных прошит номер варианта. Но в последнее время к оформлению внимательнее стали относиться и организаторы в аудитории, и сами выпускники. Ныне частые нарушения в заполнении формуляров повлекло неумение “скреплять” основные бланки с дополнительными, которые могут понадобиться, если ответ на задание части “В” не поместился на одном. В этом случае на основном бланке нужно указать цифровое значение штрих-кода дополнительного листа. Тогда компьютер выдаст их один за другим, и эксперты будут проверять всю работу, а не частями.
- Андрей Иосифович, скажите, пожалуйста: каким образом формируется экспертная комиссия и кто в нее может войти?
- Определяя состав комиссии, мы проводим довольно жесткий отбор - устраиваем испытания, подобные ЕГЭ, результаты которых обрабатываются автоматически. В это тестирование, конечно, входят не те задания, которые предлагаются детям. Эксперты работают по сочинениям, поэтому в контрольные для них включены вопросы о том, сколько баллов можно поставить за работу по определенному критерию. Или дается какое-то предложение из реального ученического сочинения, и педагогам необходимо определить, какие типы ошибок встречаются в этом небольшом отрывке. Если учителя успешно справляются с тестом, они становятся нашими экспертами.
- А насколько часто выпускники бывают несогласны с мнением экспертов и подают на апелляцию?
- В прошлом году у нас был большой поток апелляций по математике и физике, результаты которых резко снизились. Причина кроется в том, что изменились сами задания. Если в 2011 году нужно было знать теорию и просто выбрать словосочетание или термин из четырех предложенных, то в 2012-м необходимо сначала прорешать задачу, а потом уже отметить правильный ответ. Думаю, ныне значительных изменений в количестве желающих оспорить результаты не будет. Как всегда, ожидается большой поток по русскому языку и математике, потому что это обязательные предметы, к тому же русский - дисциплина, которая необходима для поступления в любой российский вуз на любую специальность. Правда, после апелляции по большинству предметов все остается без изменения, потому что комиссии у нас работают качественно. И если даже вмешался человеческий фактор, экзаменуемому зачтется больший из двух баллов. Следовательно, для того, чтобы были основания поднять оценку, в меньшую сторону должны ошибиться оба эксперта. Вообще, у нас больше поводов для понижения результата, но мы этого, как правило, не делаем. По русскому языку, например, мы всего один раз снижали балл и то по просьбе самой экзаменуемой. Тогда девушка почувствовала себя плохо, но уже успела частично заполнить бланки. Выходя, она зачеркнула сочинение, посчитав, что проверять его не будут, она получит “двойку”, а экзамен пересдаст в резервный день. Но того, что было написано в частях “А”, “В” и в перечеркнутом сочинении, хватило ровно для преодоления минимального порога. Значит - пересдавать уже нельзя. В итоге в процессе апелляции сняли один балл, посчитав, что оценка за сочинение была завышена. В резервный день она пришла на пересдачу и получила, по-моему, восемьдесят шесть баллов. Надо сказать, что если сочинение зачеркнуто и дальше за ним ничего нет, то мы все равно его проверяем. Вдруг это сделал не сам выпускник, а какой-нибудь “доброжелатель”, сидящий за первой партой.
- Андрей Иосифович, Вы можете прокомментировать случаи, связанные с попаданием заданий в интернет? Что движет этими учениками? С ними уже велась какая-то работа?
- К сожалению, наша республика опять в лидерах по числу выложенных в интернет заданий. Да, мы встречались, беседовали с этими детьми. Как оказалось, главная причина такой безответственности - надежда на русский “авось”. Выпускники думают: если они будут выкладывать в группу социальной сети, в названии которой не указано “ЕГЭ”, или на сайте с отвлеченным названием, то этого никто не узнает... Но степени защиты изображения себя выдают. Нет необходимости пересматривать все страницы, чтобы обнаружить нарушение. К счастью, в Уфе на основном этапе пока таких случаев нет, но они были на досрочном. Тогда выпускник выложил в Сеть задание после экзамена, по его словам, чтобы проверить, правильно ли оно выполнено. И все-таки молодой человек не получит аттестат. Некоторые спорят с таким решением, аргументируя свою точку зрения тем, что юноша не прибегал ни к чьей помощи и выложил задание уже после того, как покинул класс. Но мы аннулируем результаты потому, что он воспользовался на экзамене запрещенными средствами. Так что ни после испытания, ни даже во время обучения в вузе или любом другом учебном заведении, этого делать не нужно. Программа запущена, она отлавливает нарушителей и будет отлавливать и впредь. Даже спустя время результаты могут быть аннулированы, а аттестат признан недействительным с последующим отчислением из вуза.
Вопросы задавала
Татьяна ВАРИЦКАЯ.
НА СНИМКЕ: Андрей Блинов.
Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ.

Дата создание новости 11-06-2013   Комментарии (0)   Просмотров: 1812     Номер: 113(12261)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.