$ - 79.3323
€ - 92.6284
75-летие Победы

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Фашистский плен в гипсовом корсете


Фашистский плен в гипсовом корсете

У сегодняшней нашей героини – 86-летней уфимской пенсионерки Лидии Шустовой – не просто сложная и необычная судьба. На долю всего ее поколения выпало немало горя: голод, холод, сиротство, непосильный труд. Однако вряд ли ошибусь, если скажу: таких, как Лидия Ивановна, и среди ее ровесников очень, очень немного. Будучи совсем маленькой девочкой, закованной в гипс лежачей больной, Лида Писарева провела полтора долгих мучительных года в плену у фашистских захватчиков.

Лидия Ивановна Шустова (в девичестве Писарева) родилась 20 января 1934 года в деревне Покровка Иглинского района Башкирии.
В возрасте 4 лет при падении повредила спину: врачи диагностировали разрушение трех позвонков грудного отдела позвоночника. Девочку привезли в Уфу в детский костно-туберкулезный санаторий в Глумилино, положили в гипсовую кроватку.
В 1938 году Лиду отправили в Алупку (Крым), в санаторий имени профессора А.А.Боброва. После революции здесь, в бывших царских и великокняжеских дворцах, отдыхали обычные люди, а детей лечили бесплатно.
Конечно, девочка очень тосковала по родителям, а они – по ней. Только в 1940 году мама Лиды смогла навестить дочку: вместе с мужем, отправленным в командировку, добралась до Москвы, оттуда – в Крым. Она хотела забрать ребенка домой, но врачи рекомендовали оставить дочь долечиваться еще на год.
А потом началась Великая Отечественная война. Санаторий спешно эвакуировали. Пароходом «Украина» детей привезли в Новороссийск, оттуда, поездом под бомбежками, в город Теберду Карачаевской автономной области. Но фашисты добрались и до Кавказа. Когда немцы бомбили Теберду, детей просили прятать головы под одеяла, чтобы их не поранили осколки. Был приказ эвакуировать санаторий дальше, в Сибирь, но человек, которому это поручили, сбежал. Очень страшно было всем. Ребят попросили не вспоминать песни и стихи про Советскую Родину, из палат убрали портреты вождей. Потом на санаторий совершили налет местные бандиты: прошлись по зданию, унесли одеяла, подушки и продукты…
…Сначала немцы не казались многое пережившим детям особо страшными. Ходили по палатам, рассматривали больных, что-то говорили на непонятном языке.
- На следующий день забрали мою соседку по койке, девочку Октябрину, исчезли некоторые наши врачи и медсестры, - вспоминает Лидия Ивановна. – Нянечки шептались: увезли евреев. Потом мы узнали, что детей отправили в душегубки, а взрослых сбросили в ущелье и забросали камнями…
К тем, кто остался, вражду более никак не проявляли. Что касается питания, на день давали одну нечищеную картофелину или соевую кашу, при этом брали на анализы кровь, возможно, проводили какие-то опыты. Маленькая девочка не могла в то время четко осознать происходящее.
Так прошло полтора года. Зимой 1943-го настроение фашистов стало меняться – они сделались злобными, тревожными. Ходили слухи, что немцы готовятся к отступлению, а перед этим собираются уничтожить и персонал, и пациентов санатория. Каково же было облегчение, когда 16 февраля, в белых маскировочных накидках поверх формы, в санатории появились советские бойцы! Это части горных стрелков штурмом взяли перевал и освободили Теберду. Теперь все с нетерпением ждали отправки домой, но до этого было еще далеко. Ведь наши войска освобождали родную землю, они продвигались на запад, и именно туда поезда везли пополнение и военную технику.
…Ребят отправили домой осенью 1943 года. Шестнадцать человек лежачих больных завернули в одеяла и погрузили на поезд. Ехали очень долго, постоянно стояли на станциях, было голодно и холодно. Шестерых девочек и мальчиков оставили в Пензе, десятеро добрались до Уфы. Здесь детям выдали по 400 граммов черного хлеба, который они сразу съели, хотя взрослые не велели этого делать. Временно ребят разместили в туберкулезной больнице на улице Пушкина. Добросердечные нянечки от души накормили прибывших, а у не привыкших к хорошему питанию малышей тут же вздулись животы, их пришлось спасать. Уфимских детей забрали родители, остальным отправили открытки. Лида с нетерпением ждала родных. Она не знала, что ее любимый папа пропал без вести на фронте еще в 1942 году, а мама с младшей сестренкой живут в Иглино. Женщина не раз пыталась выяснить судьбу старшей дочери, отправляла письма и запросы, но получала один и тот же ответ: «Крым оккупирован. Вероятно, дети погибли». И вдруг открытка: «Приезжайте за дочерью Лидой». От счастья Татьяна Ивановна лишилась чувств…
Еще одним испытанием стала встреча матери и дочери: в коридор из палат стали выходить худые, остриженные наголо дети, в глазах у каждого вопрос: «Не за мной ли приехали?». Татьяна Ивановна и Лидия не узнали друг друга, и только после слов санитарки: «Писарева Лида, это твоя мама», девочка бросилась к матери, и та едва успела ее подхватить…
Непростым испытанием стала дорога в Иглино. Поезда ходили только до Шакши, а остальной путь – более 10 километров – Лиду по очереди несли на руках. Потом весь поселок приходил смотреть на «девочку из плена».
Началась совсем другая жизнь, среди родных, любящих людей. Ходить девочке было трудно, она пользовалась палочкой. И все-таки случилось неудачное падение, Лидия получила подвывих тазобедренного сустава, следствием стала хромота на всю жизнь (сейчас у Лидии Ивановны левая нога короче правой на 5 сантиметров). С той поры она получала пенсию по инвалидности от Министерства обороны. На ежегодной комиссии ВТЭК присутствовал представитель из Москвы, он каждый раз упрекал Лидию Ивановну: «Из-за вас приходится приезжать. Зачем вам эти небольшие деньги, вы же работаете?». С 1963 года женщина перестала приходить на комиссию и восстановила свою пенсию только в 2003 году.
Несмотря на состояние здоровья, Лида Писарева выучилась, получила профессию бухгалтера, начала свою трудовую биографию.
В сельском клубе на танцах познакомилась с будущим мужем Михаилом Шустовым. Три долгих года ждала своего моряка (он служил на Дальневосточном флоте), потом сыграли свадьбу. В любви и согласии прожили 54 года. К сожалению, в семье не было детей, и после смерти супруга в 2011 году Лидия Ивановна осталась одна…
Хотя Лидия Шустова является инвалидом II группы, она всю жизнь работала бухгалтером, на заслуженный отдых ушла с должности экономиста 3-го Уфгорпромторга (трудилась под началом известного всей республике заслуженного работника торговли И.З.Валеева), имеет звание «Ветеран труда», у нее более 40 лет трудового стажа.
После смерти мужа Лидия Ивановна живет в полном одиночестве, помощников у нее нет. Увы, пережитые Лидией Шустовой испытания не дают возможности причислить ее к какой-то определенной категории ветеранов. Когда Лидия Ивановна пришла на прием в отделение социальной защиты по месту жительства, чиновная дама, не задумываясь, вынесла ей «приговор»:
- Но вы же на немцев не работали! – заявила она женщине.
Лидия Ивановна потеряла дар речи, да и не нашла бы она слов для ответа.
Да, она не работала на фашистов, не была на фронте, она была ребенком и лежала в гипсовом корсете. Но это был плен, и все его тяготы она, больная девочка, перенесла, не сломалась, выстояла. Заслужила, чтобы быть приравненной к категории ветеранов Великой Отечественной войны.
Сейчас ей, человеку поистине уникальной судьбы, дочери пропавшего без вести на фронте солдата, нужна помощь, чтобы жить дальше. Наша с вами помощь.

Ирина ШЕМАТОНОВА.
НА СНИМКАХ: Лидия Шустова; Лида с мамой в санатории, 1940 год.
Фото автора и из архива героини.


Фашистский плен в гипсовом корсете

Дата создание новости 17-03-2020   Комментарии (0)   Просмотров: 331     Номер: 18(13397)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.