$ - 93.4419
€ - 99.7264

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Возможно подтопление – все службы начеку

Международный Нуреевский фестиваль в лицах

Готовить любят все!

Неравнодушие спасает миллионы

Родина помнит

Моряки ползать не умели



Документы военной тематики всегда находятся в поле зрения Центрального исторического архива РБ. Многие годы проводится работа по сбору и описанию личных фондов участников Великой Отечественной войны. Одними из самых интересных и содержательных являются личные фонды старшего офицера Военно-морского флота Д.Н. Ведерникова и контр-адмирала М.И. Бакаева.

У нас хранятся воспоминания Д.Н. Ведерникова о войне, материалы о моряках, юнгах из Башкирии, призванных в школу юнг на Соловецких островах в 1942 году.
Демьян Николаевич Ведерников родился в 1912 году в деревне Бузанка Иглинского района. В 1934-1939 годах он служил на Тихоокеанском флоте. В начале 1942 года призван в ряды ВМФ, служил на кораблях и в частях Краснознаменного Балтийского флота, участвовал в обороне Кронштадта.
В своих воспоминаниях о тех днях он писал: “Когда фашисты на сухопутном фронте приблизились к Ленинграду, многие моряки с кораблей ушли в бригады морской пехоты и грудью встали на защиту колыбели Великого Октября. В районе города Ораниенбаума (теперь Ломоносов) образовался небольшой плацдарм, который прикрывал Кронштадт, приковывал к себе значительные силы противника и тем самым ослаблял натиск врага на Ленинград.
На Ораниенбаумском плацдарме довелось сражаться и мне. В городе из моряков было сформировано два сводных отряда. Меня направили во второй отряд командиром взвода. Мы защищали переднюю линию обороны в районе безымянной высоты. К этому участку нас сопровождал офицер 8-й армии в звании майора. За короткую северную ночь мы успели преодолеть значительное расстояние и перед утренней зарей вышли на окраину какого-то поля, заросшего травой. Остановились на опушке леса. Майор, показывая в левую сторону, сказал, что желтая полоса - это немецкие траншеи переднего края. Поле нам надо переползать по-пластунски. Мы возмутились, мол, сопровождающий привел нас под нос противнику. Но майор нас не слушал, он лег на землю и, работая ногами и руками, быстро пополз в противоположную сторону. Моряки ползать не умели, да и традиционная гордость не позволяла ложиться перед противником. Не кланялись врагу моряки, в самых трудных боях умирали стоя.
Майор отполз метров на 50-60, оглянулся, а за ним никого нет. Машет нам рукой, чтобы не медлили, так как фашисты могут обнаружить скопление людей и быстро уничтожить минометным огнем. Мы и сами понимали эту опасность. А главное, знали, что у безымянной высоты остался малочисленный отряд моряков, и противник в очередной атаке может прорвать фронт, но все-таки у нас, командиров, не поворачивался язык подать матросам команду “Ложись”.
Балтийцы двух отрядов, не сговариваясь, построились в колонну по четверо и с песней: “Наверх вы, товарищи, все по местам...” зашагали через поле. Немцы вылезли на бруствер и дивились нашему парадному маршу. Никто не сделал ни единого выстрела. Мы миновали поле и заняли свои позиции по южному склону безымянной высоты. Матросы осмотрели местность. Высота была густо покрыта зеленью, росли вековые стройные сосны, на полянках много ягод. А на вершине высоты лежали три огромных гранитных валуна. Издалека они походили на гигантские колокола, и за это сходство матросы прозвали высоту “гора-колокольня”.
Далее Ведерников описывал то, что пришлось пережить балтийцам при защите этой высоты. Мощные огневые налеты сменялись атаками противника. И все это время моряки были отрезаны от своих кораблей и частей. Бои шли без отдыха и перерывов.
В 1943 году наш земляк еще раз оказался на переднем крае в районе горы-колокольни. В своих воспоминаниях он писал: “Местность трудно было узнать: ни вековых сосен, ни кустарников, ни травинки - ничего живого на горе не было. Да и сама она стала низенькой, вроде бугорка. На поверхности толстым слоем лежал серый пепел, в котором обильно звенели под ногами осколки снарядов, мин и бомб. Земля уже не принимала в себя металл. Даже гранитные валуны от прямых попаданий снарядов, мин и бомб растрескались и развалились. И только моряки Балтики стояли на прежних позициях, они ни на шаг не отступили”.
С февраля 1943 года и до конца войны Д.Ведерников был командиром дивизиона 260-й бригады морской пехоты, участником разгрома немцев под Ленинградом, освобождал острова Балтики. Был несколько раз ранен и контужен, перенес блокаду Ленинграда. Но после лечения возвращался в боевой строй. За проявленное высокое мастерство, отвагу и мужество награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, 14 медалями, многими нагрудными знаками и почетными грамотами.
После войны Демьян Николаевич возглавил Башкирский Совет ветеранов-юнг, занялся литературной деятельностью, собрал большой материал о военных моряках из Башкирии, который послужил основой для его книги “Огненные румбы”.
Демьян Ведерников написал большое количество статей о боевых действиях военных моряков, ветеранах Великой Отечественной, выступал на телевидении. Большой интерес он проявлял к школе юнг на Соловецких островах, которая была создана по решению Наркомата Военно-морского флота СССР и ЦК ВЛКСМ. На основании приказа от 25 мая 1942 года, подписанного народным комиссаром ВМФ адмиралом Н.Г. Кузнецовым, на Соловки были отправлены 160 башкирских пареньков. Они жили в палатках, умывались снегом, рыли себе землянки в твердой земле. Ведерников собрал воспоминания ветеранов тех событий, составил их полный список.
На основе архивных материалов, опубликованных источников и воспоминаний сослуживцев, Д.Ведерников написал книгу “Путь адмирала” - о жизненном пути, многогранной и кипучей деятельности Михаила Ивановича Бакаева, первого адмирала из Башкирии. Автор описывал в ней то, чему был свидетелем, так как долгое время служил вместе с Бакаевым.
В 1969 году Ведерников сдал документальные материалы о нем в ЦГА БАССР, в результате чего сформирован фонд личного происхождения М.И. Бакаева.
Михаил Иванович Бакаев (1902-1962) родился в Белебее, в семье рабочих. Шестнадцатилетним юношей он ушел добровольцем в Красную армию, прошел путь от рядового солдата до контр-адмирала. Закончил службу начальником политического управления Военно-морского флота.
В июне 1943 года капитана первого ранга Бакаева назначили начальником политотдела Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота. Он при первой же возможности отправился к героическим защитникам “Малой земли”, которая образовалась на Западном берегу Цемесской бухты в результате смелой десантной операции в феврале 1943 года. Началась подготовка к освобождению Новороссийска от немецких войск.
Сослуживец Бакаева, капитан первого ранга Т.Рыбачек, так написал об этих днях: “Я не перестаю удивляться и теперь, где брались силы и энергия у немолодого уже тогда Михаила Ивановича. Невозможно было застать его в своем фронтовом кабинете на Колхозной улице в Геленджике. Зато можно было видеть Бакаева в 393-м отдельном батальоне капитан-лейтенанта В.А. Ботылева. Его морские пехотинцы то на Толстом мысу, то на Тонком мысу вокруг Геленджикской бухты напряженно тренировались в приемах захвата береговой черты, в штурме улиц приморского города. Мы видели Михаила Ивановича и в дивизионах сторожевых катеров. Вместе с политработниками он внимательно наблюдал за отработкой приемов прорыва боновых заграждений и подхода к укрепленному огневыми точками причалу.
Но чаще всего можно было найти М.И. Бакаева на батареях гвардейских дивизионов береговой артиллерии майора М.В. Матушенко и капитана И.Я. Солуянова. И это понятно. Ведь на эти мощные артиллерийские установки в десантной операции возлагались большие задачи. Они первыми наносили удар по противнику, подавляли огневые точки, а после высадки десанта поддерживали его наступление. Многие артиллеристы были воспитанниками М.И. Бакаева, вместе служили на батареях береговой обороны Черноморского флота”.
После освобождения 16 марта 1943 года Новороссийска Михаил Бакаев принимает меры по оказанию помощи гражданскому населению, снабжению его продовольствием и медикаментами.
Он постоянно заботился о своих подчиненных, старался согреть, обрадовать человека так, чтобы тот стал сильнее и отважнее, воевал лучше. Помогал при первой же возможности семьям военнослужащих.
Весной 1944 года Михаил Иванович участвовал в освобождении Севастополя, руководил работами по восстановлению разрушенных предприятий, жилых домов, школ, больниц и исторических памятников. Помощь населению, пострадавшему от немецко-фашистских захватчиков, стала его постоянной заботой.
Он неоднократно попадал под бомбежки, был контужен. Все это не могло не подорвать слабое здоровье контр-адмирала. В 1962 году, вскоре после отставки, Михаил Бакаев скончался.
Его заслуги отмечены орденом Ленина, тремя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, многими медалями Советского Союза, а также наградами зарубежных государств.
В фонде личного происхождения М.И. Бакаева собраны биографические материалы (биография, фотографии, письма адмирала), а также многочисленные воспоминания о нем сослуживцев, однополчан и жены.
В Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга, в отделе фондов также хранится личный фонд М.И. Бакаева. В честь контр-адмирала в Уфе назван Уфимский детский морской центр.
Л.МУРСАЛИМОВА,
главный специалист Центрального исторического архива.

Дата создание новости 17-07-2014   Комментарии (0)   Просмотров: 2 087     Номер: 139(12537)     Версия для печати

12 апреля 2024 г. №25(13769)


«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight@rambler.ru с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.



 
© 2011-2023, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.