$ - 70.8924
€ - 75.9087

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Воспитание Чувств

Одна в отсутствии любви


Одна в отсутствии любви

Спектакль "Бесприданница" по пьесе Александра Островского - первая постановка Олега Ханова на посту художественного руководителя Башкирского государственного академического театра драмы имени Мажита Гафури. Но отнюдь не первое обращение коллектива к этой известнейшей драме "Колумба Замоскворечья". Достаточно вспомнить о том, что в свое время в роли Ларисы Огудаловой блистала народная артистка СССР, ведущая актриса Башкирского академического Зайтуна Бикбулатова. И вот спустя многие годы в коллективе вновь прониклись интересом к произведению классика русской драматургии и воплотили его на своей сцене.

Одна в отсутствии любви


Начну с того, что в основе современной постановки Башкирского академического театра лежит, отнюдь, не история любви, напротив, речь идет об истории... отсутствия таковой. Это утверждение может показаться странным и, в первую очередь, по отношению к главной героине. Но авторы спектакля словно сами ищут ответ на волнующий их вопрос: как трепетной девушке, рожденной для любви и понимания, выстоять в условиях тотальной утраты духовных ценностей и деградации человеческих отношений? Роковая несовместимость устремлений, мыслей и чувств Ларисы с тем, что исповедует общество, становится причиной ее гибели.
Чтобы тема эта зазвучала со сцены глубоко, актуально и обрела новый смысл, режиссер Олег Ханов вместе с художником Альбертом Нестеровым, композитором Ильшатом Яхиным и балетмейстером Сулпан Аскаровой переносят действие пьесы в начало ХХ века. Дух времени в спектакле прежде всего выражен в оформлении: вместо обстоятельного бытового интерьера взору зрителя открывается ажурный мост в стиле модерн, перекинутый через все пространство сцены, и несколько небольших круглых столов - выразительный лаконизм, позволяющий выстраивать интересные действенные мизансцены. Изящные манеры героев, легкость движений, танцы под мелодии, характерные для стэпа, - все это в совокупности с осмысленно и живо произносимым текстом (пьеса в прекрасном переводе Габдуллы Шамукова играется без каких-либо сокращений), создает динамичный и внутренне оправданный темпоритм спектакля. С другой стороны, некая намеренная эклектичность красивых женских нарядов и модных мужских костюмов указывает нам на условную привязанность действа к определенной эпохе - несомненно, эта история способна оставаться актуальной и в наши дни. Главное, никакого быта! Да и не может его в этом спектакле быть по определению - постановка слишком далека от обытовленности своею эстетикой и в какой-то степени напоминает черно-белые фильмы времен Веры Холодной и Ивана Мозжухина. Герои обманывают друг друга, демонстрируя всем и каждому, в том числе и публике, что по их мнению значит жить красиво (точно в синема!). Развлекаясь и получая удовольствие от своих игр, они умеют производить хорошее (обманчиво хорошее!) впечатление о себе, открыто кичатся своим богатством и собираются, скажем, на выставку в Париж лишь потому, что того требуют и современная мода, и статус состоятельного горожанина, если не сказать, бизнесмена...
Эта тема заявлена с самого начала спектакля - с появления Кнурова, в манерах, жестах и походке которого сквозит безмерная самовлюбленность. Оба исполнителя этой роли - Ильдар Саитов и Загир Валитов, каждый по-своему убедительно, представляют Мокия Парменовича самоуверенным дельцом-наблюдателем, с неизменной французской газетой в руках, которая "спасает" Кнурова от унизительного на его взгляд общения с мелкими людишками. Единственный человек, перед которым он, казалось бы, робеет, - Лариса. Но в сцене, когда Кнуров осторожно подходит к брошенной, распростертой на земле несчастной девушке, поначалу изображая спасителя, а затем давая волю рукам, воспользовавшись слабостью жертвы, проявляется все двуличие, весь цинизм его убогой натуры. Внешний лоск буржуа оказывается фикцией. Бездуховность и лицемерие общества, к коему принадлежит не только Кнуров, но и Вожеватов (Сагидулла Байзигитов и Руслан Хасанов), и Паратов (Азамат Гафаров), и Робинзон (Рауис Загитов и Ильдар Гумеров), и Харита Игнатьевна (Нурия Ирсаева и Ильсияр Газетдинова), прикрываются с помощью изощренной, фальшивой в истинном смысле слова игры, имитирующей отношения искренности и доброты.
Примечательно, что на фоне этих персонажей в спектакле выделяется не Лариса, страдающая от несовершенства окружающего, а угловатый и нелепый Карандышев, роль которого играет Артур Кунакбаев. Мелкого чиновника игнорируют, над ним открыто смеются, а он, будто и не замечая того, со всею страстью стремится попасть в круг, по его разумению, сильных мира сего. Тем более что выбор красавицы Ларисы пал на него - это главный козырь в руках Юлия Капитоновича. Вот он, довольный и изрядно подвыпивший, уже мало что под влиянием винных паров соображающий, взгромоздился на стол, точно на пьедестал, дабы произнести тост в свою честь. Ведь Карандышев мнит себя победителем... Но разве в тот момент не становится он еще ничтожнее? Поэтому выстрел, звучащий в спектакле, - это вовсе не наказание "неверной" невесте. Нет, роковой хлопок из купленного по случаю пистолета - в большей степени самоутверждение Карандышева, своеобразный бунт маленького человека, несостоявшийся реванш провинциального бонапартика...
Финал спектакля очень выразителен - на сцену уверенно врывается толпа мужчин, исполненных агрессивной энергии, и будто начинается "охота" за красивой жертвой в изысканном белом платье. Танго, в котором Лариса уделяет равное внимание каждому из них, открыто игнорируя жениха, - ее прощальный жест, ее последнее слово. Героиня словно бы просит прощения за то, что не смогла полюбить никого из "преследователей" (ведь связь с Паратовым тоже всего лишь имитация большого чувства) - она совершенно чужая в этом мире.
К сожалению, на премьерных показах не всегда ощущалась приводящая к трагической развязке несовместимость Ларисы Дмитриевны с окружающим ее обществом. Видимо, это можно объяснить недостаточностью у Разифы Динмухаметовой, играющей в первом составе, опыта в создании классических образов; и отсутствием сценического "прошлого" у вчерашней студентки Гульмиры Исмагиловой, для которой роль в "Бесприданнице" и вовсе стала дебютом в Башкирском академическом театре. Но все-таки необходимо отметить и то, что Лариса Огудалова Разифы Динмухаметовой от спектакля к спектаклю становится все более интересной и внутренне наполненной, а неровная игра начинающей актрисы, имею в виду Гульмиру Исмагилову, органично совпадает с трогательной неуверенностью ее несчастной героини.
И если учесть, что в "Бесприданнице" БАТД занято два состава, то можно представить себе, какую огромную работу проделал режиссер с каждым исполнителем. Безусловно, сначала было заметно, что концепция постановщика еще не вполне освоена некоторыми актерами - порой и наиболее опытные из них вели себя на сцене робко, неуверенно. Но версия Олега Ханова дала возможность артистам, достаточно редко существующим в предлагаемых обстоятельствах именно русской классической пьесы, вернуться к непреходящим ценностям великой драматургии, на освоении которой и зиждется настоящее мастерство.
Теперь уже ни у кого не возникает сомнения в том, что хрестоматийно известной драме Александра Николаевича Островского суждено было стать своеобразным доказательством того, насколько важна классика в репертуаре национального театра и как много потеряли "академики", игнорируя в последние годы ее лучшие образцы. Тем более что материал такого уровня - один из самых надежных способов привлечения в храм искусства самых разных слоев публики. Собственно, это не требует доказательств, поскольку верность высказанной мною мысли подтверждается явным интересом зрителей к спектаклю Башкирского академического театра "Бесприданница".

Рида БУРАНОВА.
НА СНИМКАХ: сцены из спектакля "Бесприданница".
Фото Романа ШУМНОВА.


Личное мнение
Готовя материал Риды Бурановой к печати и мысленно возвращаясь к спектаклю "Бесприданница", знаменующему приход Олега Ханова на пост художественного руководителя Башкирского академического театра, я в своем мнении по многим позициям совпала с рассуждениями молодого критика, подробно, детально и с большим уважением изучающего все, что касается флагмана национального искусства нашей республики.
Да, Ханов избрал эту пьесу Островского отнюдь не случайно. Не стану говорить о том, что мелодраматический контекст истории Ларисы Дмитриевны Огудаловой, безусловно, найдет понимание у нашего зрителя, приверженного к чувствительным сюжетам. Думаю, Олег Закирович, в число забот коего входят и вопросы, связанные с так называемой заполняемостью зала, учитывал и это, поскольку рассказ о судьбе не слишком счастливой героини, чью жизнь обрывает выстрел потерпевшего фиаско жениха, публику конечно же тронет. Но сие только канва; на самом деле, обратившись к драме Островского, имеющей невероятную по масштабам постановочную судьбу, новый худрук БАТД в первую очередь исповедовал цель иную: ему было важно вернуть в театр утраченное. Говорю о культуре сценического поведения, о потерянной со временем способности иных исполнителей действовать словом, слышать и слушать партнера, работать с текстом так, чтобы смысл каждой фразы проникал в сознание пришедших на спектакль людей. А для этого актерам совсем не обязательно в процессе спектакля общаться, мягко говоря, на повышенных тонах и уж тем более идти на поводу у публики и на ее реакцию отвечать с жаром и особым тщанием, несказанно радуясь вспышкам смеха, доносящимся из партера.
Автор материала прав - русская классика, загадку каковой бесконечно пытается разгадать европейский театр, может сыграть основополагающую роль в процессе обретения потерянных ценностей. И речь не только об истинной театральности, рожденной глубокими образами и не менее глубокими чувствами, чем, собственно, обязаны мы драматургу. Классика, простите меня за столь вольное толкование ее значения, подобна курсу по этикету, освоенному неотесанным пареньком, неожиданно для себя научившимся после того вести себя в обществе. Большая часть мэтров БАДТ, прошедших школу ГИТИСА, ту планку держат, но вот поколение, дышащее им в затылок, не всегда...
Я уж не говорю о таком важном процессе, как воспитание чувств, которое не подвластно самодеятельным творениям некоторых авторов, мнящих себя драматургами и чуть что обрушивающих лавины жалоб на соответствующие ведомства: мол, не ставят мои произведения в Башкирском академическом... Им и невдомек, что театральное здание стоит и стоять будет на фундаменте таких пьес, как "Бесприданница", "Гроза", "Чайка", "Дядя Ваня", "Три сестры" - список можно продолжать и продолжать. И прежде чем ратовать за свои опыты, надо учиться у великих, вчитываясь в текст и вникая в глубины подтекста. Я отнюдь не пытаюсь оскорбить господ сочинителей, Боже сохрани! Талант всегда в почете. Я просто призываю кое-кого из них быть более тщательными в выборе сюжета и более мастеровитыми в ремесле выписывания мизансцен, диалогов, искать точные ремарки... Кстати, филиппика моя отнюдь не поддерживает абсурдного мнения о том, что эксперименту на театре места нет. Неправда! И я первая буду аплодировать "безумству храбрых". Но в любом даже самом отчаянном эксперименте должны быть зерно смысла и элемент художественности. Ведь театр есть особый мир, вплотную соприкасающийся с миром повседневности, но знайте: он гораздо более совершенен. Он не приемлет скверны бытовизны. И если таковая прорывается на подмостки, то все это - узнаваемое, упрощенное, порой бесстыдное в своей пошлости, уродует зал, облагораживать, воспитывать который, поднимать, может быть, даже до горних высей просто обязаны истинные служители сцены.
Илюзя КАПКАЕВА.

Дата создание новости 13-03-2013   Комментарии (0)   Просмотров: 1839     Номер: 48(12196)     Версия для печати

03 февраля 2023 г. №8(13661)


«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight2017@gmail.com с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.

 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.