$ - 71.2371
€ - 82.7276

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Памяти Олега Леонидовича Продана

"Сделать для Родины то, что другие до тебя не смогли"


Из сообщения ТАСС:
"Архангельск. 19 апреля. Легкий вертолет Robinson потерпел крушение в Арктике в районе остров Белый. Находящиеся на борту пилот Михаил Фарих, руководитель экспедиции по поиску следов команды Георгия Брусилова, пропавшего в Северном Ледовитом океане на шхуне "Св. Анна" в 1914 году, директор Национального парка "Онежское побережье", почетный полярник Олег Продан и генеральный директор компании "Мириталь" Алексей Фролов погибли. По данным регионального управления МЧС, при подлете к острову Белый резко ухудшились метеоусловия. Затем связь с воздушным судном была потеряна".


Летом 1912 года из Санкт-Петербурга во Владивосток Северным морским путем отправилась парусно-паровая шхуна "Св. Анна" под руководством Георгия Львовича Брусилова. Но уже в октябре, зажатая тяжелыми льдами около Ямала, а потом вмерзшая в них, она стала дрейфовать на север и на следующий год оказалась в широтах, близких к Северному полюсу. Летом 1914 года часть экипажа во главе с уроженцем Уфы штурманом Валерианом Альбановым отправилась в беспримерный переход по дрейфующим льдам к ближайшей земле - архипелагу Земля Франца-Иосифа, который тоже еще не был спасением. Из тринадцати человек до мыса Флора дошли только двое: штурман Валериан Альбанов и матрос Александр Конрад. Там их по счастливой случайности подобрал возвращающийся после гибели во время неудачного похода к полюсу Георгия Седова парусник "Св. вмч. Фока".
До последнего времени ничего не было известно о судьбе оставшихся на судне "Св. Анна" членов экипажа. Ничего не было известно и о судьбе тех членов группы Альбанова, с коими он дошел до Земли Франца-Иосифа и с которыми вынужденно расстался на мысе Ниль. Валериан Альбанов, вернувшись на теплую землю, ничуть не помышляя о славе литератора, написал "Записки о путешествии по дрейфующим льдам Северного Ледовитого океана летом 1914 года. (На юг, к Земле Франца-Иосифа)", которые по причине начавшейся Первой мировой войны остались практически не замечены, а сам он погиб в Гражданскую. Через много десятилетий его вроде бы сугубо документальные "Записки...", по-прежнему мало известные российскому читателю, будут изданы в Германии, Англии, США, где их назовут "забытым шедевром русской литературы, забытым везде, прежде всего в России".
В 30-е годы прошлого века "Записки..." Альбанова задели душу писателя Вениамина Каверина. Мало того, Альбанов является прототипом штурмана Климова в знаменитом каверинском романе "Два капитана". Когда я навестил Вениамина Александровича незадолго до его смерти в подмосковном Переделкино, он чуть ли не с раздражением мне говорил: "Ну что вы все с этими "Двумя капитанами", словно я ничего другого, более значительного, не написал!". И я с удивлением обнаружил, что ни одной из более чем пятидесяти написанных им книг, кроме "Двух капитанов", не знаю. Он так и ушел в мир иной с горьким сознанием того, что остался автором одной книги, хотя редкий писатель может похвалиться подобным счастьем...
Весной 2010 года в том же Переделкино меня найдут матерый полярный волк полковник МЧС Валерий Кудрявцев и другой полярник с немалым экспедиционным стажем Александр Чичаев. Они нашли меня не только потому, что в свое время задетый за живое "Записками..." Альбанова я поставил себе целью попытаться размотать нить его судьбы (ведь не были известны даже места и время его рождения и гибели) и в результате написал роман-поиск "Загадка штурмана Альбанова". А еще я был нужен им потому, что в конце 90-х годов с выдающимся полярным летчиком, заслуженным летчиком-испытателем СССР, заслуженным испытателем космической техники Героем Советского Союза Василием Петровичем Колошенко и легендарным флаг-штурманом Полярной авиации Валентином Ивановичем Аккуратовым мы готовили поисковую экспедицию на Землю Франца-Иосифа. Впрочем, тому помешал развал Советского Союза, как помешал он нам осуществить практически уже подготовленную экспедицию на вертолетах вокруг света по меридиану через два полюса. И теперь вот мужики поставили себе цель осуществить эту экспедицию, попытаться выяснить судьбу отставших от Альбанова четверых спутников.
Эти люди попросили меня стать консультантом планируемой ими экспедиции. Они не могли спокойно жить, зная, что где-то лежат не преданными земле наши соотечественники. И когда - последняя надежда! - Русское географическое общество отказало им даже в мизерном гранте, стали собирать деньги вскладчину. Врач экспедиции Роман Буйнов, отец пятерых детей, оставивший врачебную практику из-за невозможности содержать семью на такую зарплату, наткнувшийся в полузаброшенном бараке на первое издание книги "Загадка штурмана Альбанова", ходил с ней по разным небедным конторам: "Почитайте, потом решите, помогать или не помогать". Зная, что я не решусь попроситься с ними, потому как всего за год до этого кардиологи буквально вытащили меня с того света, начальник экспедиции, генеральный директор ООО "Полярный мир", за плечами которого десятки сверхсложных экспедиций в Арктике и Антарктике, более тысячи пятисот прыжков с парашютом, в том числе на Северный полюс, почетный полярник Олег Леонидович Продан, посоветовавшись с товарищами, предложил мне стать участником экспедиции. В полной мере оценив их доброту, после долгих мучительных раздумий автор этих строк ответил: "Безмерно вам благодарен, но я могу стать вам не просто обузой, а сорвать экспедицию, которую вы столько лет готовили, превратив ее из поисковой в спасательную".
За Олега Продана мне ответил самый молодой участник, в недалеком прошлом заместитель командира батальона спецназа ВДВ, за неполных три года спецопераций в Чечне не потерявший ни одного солдата и выкинутый из армии маршалом Табуреткиным (Анатолием Сердюковым) в момоент "реформирования" Вооруженных Сил Александр Унтила: "Мы знаем, что это Ваша давнишняя мечта - пройти путем Альбанова. Обузой не станете. Нам важен надежный тыл - человек, который будет преимущественно находиться в базовом лагере на Земле Георга, обеспечивать бесперебойную связь и координацию поисковых групп, связь с погранзаставой и вертолетами ФСБ на случай ЧС, ну и разные мелочи: медведя отогнать при необходимости..."
Я благодарен не очень-то благосклонной ко мне судьбе за то, что подарила встречу с этими людьми. Они заставили меня укрепиться в вере, что есть еще, пусть оскорбленная и униженная, но истинная Россия. Они заставили меня укрепиться в вере, что есть еще Россия искренне любящих ее и преданных ей сынов, часто не русских по крови, которые по-прежнему живут по принципу: сначала думай о Родине, а уж только потом о себе. По принципу, определенному для себя начальником экспедиции Олегом Проданом, бывшим офицером-десантником: "Сделать для Родины то, что другие до тебя не смогли".
Да, костяк экспедиции составили бывшие офицеры спецназа ВДВ, за плечами у которых была война, и спасатели аэромобильного отряда "Центроспас" МЧС России, за плечами у которых тоже была война, профессионалы высочайшего класса, работающие на ликвидации последствий природных и техногенных катастроф по всему миру. Но в глубинную Арктику со всем экспедиционным скарбом как-то нужно было попасть. На брошенный девиз "Бороться и искать, найти и не сдаваться!", прозвучавший как клич боевой трубы, вслед за Проданом откликнулся ученик Колошенко, начальник Управления авиацией ФСБ, выдающийся военный и полярный летчик, осуществивший первым на вертолете Ми-8 посадки на Северный, а потом на Южный географические полюса, Герой России, генерал-лейтенант Николай Федорович Гаврилов, за плечами у которого была не одна война. В результате на погранзаставу Нагурское на Земле Франца-Иосифа экспедицию забросил военно-транспортный Ан-72. Ну а дальше на исходные точки маршрутов поисковые группы забрасывали транспортно-боевые вертолеты ФСБ России.
Когда я кому-нибудь рассказываю об этой экспедиции, меня, увы, не редко, словно удар обухом топора в лоб, возвращает в нынешнюю прагматично-коммерческую действительность удивленно-снисходительный вопрос: "И что их туда потащило на свои деньги в свой единственный в году отпуск?"
Это была уникальная поисковая экспедиция. А каждый из ее участников - уникальная личность, и каждый, как говорил ее начальник Олег Продан, заслужил своей жизнью право на голос. Но последнее слово всегда был за ним. Без него экспедиция была бы просто невозможна. Если родившие идею Евгений Ферштер и Александр Чичаев готовились к поиску целых пять лет, то Продан был посвящен в замысел сравнительно недавно. Это произошло, когда они, упершись при подготовке сразу в несколько тупиков, обратились к нему как к человеку, обладающему в Арктике определенным организационным и материальным ресурсом, а главное, непререкаемым авторитетом. Олег сразу загорелся и согласился возглавить экспедицию, когда, по словам ее участника Владимира Мельника, "практически все сомневались в успехе, даже доброжелатели и оптимисты не давали более одного процента на успех - проще иголку в стогу сена отыскать, чем следы экспедиции, пропавшей сто лет назад на необитаемых арктических островах на базе минимальной информации ("Записки" Альбанова)".
Летом 2010 года - через девяносто шесть лет после арктической трагедии! - группа энтузиастов сделала на Земле Франца-Иосифа сенсационные находки: останки одного из членов группы Альбанова, фрагменты дневника, общие экспедиционные вещи, неоднократно упоминаемые Альбановым в "Записках...". Да, были сделаны сенсационные находки, но, по-моему, главная заслуга экспедиции в том, что она вообще состоялась! Что нашлись такие люди! Люди, которые не могли спать спокойно при мысли, что жертвы экспедиций Седова, Русанова, Брусилова, других исследователей Арктики, труды тысяч рядовых полярников - зимовщиков, моряков, летчиков, оказались как бы напрасными. Лево-либеральные политики, коих больше интересовали Канарские и Гавайские острова, где они вили свои гнезда, преступно увели Россию из Арктики. Арктики, прозорливо завещанной нам гениальным Ломоносовым. Замечу, по одной из гипотез, именно из нее, со ставшего теперь подводным хребта Ломоносова, чьим последним островом, может, была легендарная Земля Санникова, мы в древности и пришли. Важно то, что поисковики оставили на островах Земли Франца-Иосифа знаки, говорящие о том, что последние принадлежат особо охраняемым природным территориям России. Только через несколько лет после этой экспедиции начнется масштабное возвращение России в Арктику.
...Дед Олега Продана по отцу - цыган, по матери - казак, отец был военным водолазом. В тринадцать лет Олег в составе геологической партии отправился к истокам Енисея, где приобрел первый экспедиционный опыт. Мечтал стать летчиком, но по состоянию здоровья в летное училище принят не был, поступив тогда в авиационно-технологический институт. И вся его последующая жизнь будет тесно связана не просто с авиацией, а с арктической авиацией.
Арктикой Олег "заболел" в 1994 году, впервые попав на Север, отправившись в экспедицию в Гыданскую тундру на Обскую губу.
- Это, наверное, похоже на неизлечимую болезнь, - говорил он в одном из интервью. - С тех пор я отправляюсь в Арктику почти каждую весну, как перелетная птица, чувствую ее зов. Тогда меня пригласили организовать жизнеобеспечение группы бельгийских ученых, которые по заказу Газпрома изучали влияние нефтеразведки и геологоразведки на экологическое состояние тундры. Мне крупно повезло, мы жили не отдельным лагерем, а на стойбище у ненцев. До этого я считал себя вполне цивилизованным человеком, несколько раз был за границей. И тут попадаю в почти первобытный чум к северным кочевникам, чей суровый образ жизни не менялся столетиями. Узнав их ближе, я стал ими восхищаться. Ненцы - такое же естественное звено арктической жизни, как олени, волки, песцы. Они существуют в гармонии с природой и потому счастливы. Мы потеряли эту связь и потому несчастны. И, главное, не можем понять причины своего несчастья. Первое правило, которому ненцы следуют и которое мы преступно забыли: "Эта земля нам досталась от наших предков. И все это в первозданном виде мы должны оставить своим потомкам". Они никогда не повышают друг на друга голоса. Не ссорятся, им просто не из-за чего конфликтовать. Ненцы никогда не ловят рыбу и не стреляют дичь больше необходимого. Вернувшись из экспедиции, я уверился в мысли, что так называемые цивилизованные люди - варвары по сравнению с ненцами, особенно с точки зрения отношения к окружающей среде. Ненцы, живущие в гармонии с природой, правильнее нас! Арктика перевернула мою жизнь! Чем дальше на Север, тем чище люди. Арктика стала моей душой. Если для некоторых Арктика - студеная ледяная пустыня, то для меня - это самое красивое место на Земле...
Первое испытание Арктикой было непростым. Вспоминает Роман Буйнов, врач экспедиции. В свое время он бежал с четвертого курса медицинского института в Грозный в военно-полевой госпиталь и затем стал участником почти всех экспедиций Олега Продана: "Несмотря на заявленные научные цели и статус международной, экспедиция, как у нас водится, проводилась на голом энтузиазме ее участников. Среди белоснежного бесконечья, вжатая в морозную тундру, ютилась самодельная брезентовая палатка полярников. Пошла вторая неделя, как они покинули становище оленеводов и вышли на завершающую точку своих исследований. Два бельгийских профессора и пятеро россиян, затерянные на краю света. Позавчера, когда умирающие на морозе аккумуляторы коротковолновой рации еще давали возможность связи, были переданы координаты нахождения группы. Ночью температура опустилась до минус 35°С. Естественно, печек в палатках не было. Для тридцатитрехлетнего Продана это была первая экспедиция в Арктику. Координаты летчикам передали наиточнейшие: бельгийцы контрабандой протащили запрещенный тогда в России GPS-навигатор. Но все планы спутал туман. Дважды совсем рядом был слышен приближающийся шум моторов. В небо летели сигнальные ракеты, искрили фальшфееры, но тщетно: так и не обнаружив людей, вертолеты ушли прочь. Начинался циклон, а в тех краях это надолго. Провизия подходила к концу. Делать нечего, решили пойти на крайние меры - выбираться самостоятельно. До ближайшего поселка почти двести километров, и это напрямую по карте. И вдруг, как впоследствии описал этот случай Олег Продан: "По оставленному нами следу аккурат к палатке выползает, я не оговорился, не вылетает, а именно выползает из тумана ревущая махина Ми-8. Но в тот момент я уже точно знал, что в моей жизни появилась новая точка отсчета, я безнадежно заболел Арктикой".
Михаил ЧВАНОВ.
(Окончание
в следующем номере).

Дата создание новости 11-05-2016   Комментарии (0)   Просмотров: 796     Номер: 89(12987)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.