$ - 89.0499
€ - 95.3906

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Когда «кадры» решают всё

Забег во имя мира

Мы не можем без корней!

Мой дедушка – Ломоносов из Башкирии

«…И вечно в сговоре с людьми надежды маленький оркестрик под управлением любви»

Свидетели обвинения,

или Пронзительное соло для детского голоса



Если анализировать возрастной ценз публики, которая приходит в театр, то подростки – достаточно беспокойная
(а подчас и просто неуправляемая) категория зрителей. И когда я, вырвавшись на спектакль БГТК в обновленное здание театра, увидела тех, кто шумно и даже в чем-то развязно сидит в креслах, буквально на ультразвуке обмениваясь репликами с друзьями сразу через несколько рядов, с особым «шиком» открывает банки с «колой», шуршит обертками от всевозможных батончиков и светит экранами многочисленных мобильников, то расстроилась ужасно. Капельдинеры пытались утихомирить бушующее море тинейджеров, педагоги, сопровождавшие школьников, в лучшем случае хранили спокойствие, а в худшем пытались перекричать юную аудиторию… «Боже мой, – мелькнуло в моей голове, – и именно на этот спектакль!» Речь о спектакле «ЖИВИ!», который заслуженная артистка Башкортостана, режиссер Виктория Щербакова поставила в Башкирском государственном театре кукол по пьесе Романа Сванидзе в рамках проекта «Культура малой родины» партии «Единая Россия».

Надо пояснить, что спектакль «ЖИВИ!» основан на воспоминаниях тех людей, детство которых было уничтожено, раздавлено, растоптано войной. И эта постановка БГТК есть потрясающее по силе воздействия абсолютно художественное высказывание, которое зиждется на документальной почве. В четверг, 9 мая, в 15 часов Башкирский государственный театр кукол представит «ЖИВИ!» тем зрителям, которые придут на него в День Великой Победы. А показ, о котором я говорила выше, стал своего рода генеральным прогоном на обновленной сцене, в последних числах апреля предварившим столь ответственное событие. Но сила постановки по пьесе Романа Валерьевича Сванидзе (кстати, однокурсника Виктории Щербаковой по знаменитому Нижегородскому театральному училищу, успевшего поработать актером в Нижегородском областном драматическом театре в Сарове, а затем окончившего Литературный институт имени Максима Горького по специальности «драматургия») такова, что в какой-то момент доселе постоянно возившиеся, хихикающие и перебрасывающиеся репликами подростки стихают, и зал, сосредоточившийся на том, что происходит на сцене, погружается в молчание, прерываемое разве что всхлипами иных из зрителей.
Этот спектакль, категория которого 6 плюс, театр рекомендует посещать всей семьей, у ребятни самого нежного возраста, которая мало что знает о Второй мировой войне, безусловно, после визита в театр возникнут вопросы, и взрослые должны быть готовы ответить на них. Как сказала заслуженная артистка России и народная артистка Башкортостана, главный режиссер БГТК Ольга Шарафутдинова после сдачи тогда еще совсем свежей постановки: «Этот спектакль, быть может, даже заменит ребенку учебник истории, просто надо привести малыша к нам в театр и показать спектакль «ЖИВИ!». Благодаря ему совсем еще маленький человек сам поймет, что такое война!»
Подтверждением слов Ольги Юрьевны стало то, что беспокойное племя младое, забыв про банки с «колой» и разом перестав шуршать фантиками, обратилось в зрение и слух… И кто-то из них, казалось бы, минут двадцать назад не признававший никаких авторитетов, прошептал: «Как страшно…»
Вот такой потрясающий эффект производит спектакль Башкирского государственного театра кукол «ЖИВИ!». И если Вам, уважаемый читатель, еще не пришлось побывать на нем, воспользуйтесь моей рекомендацией и внемлите моим словам: театр кукол – универсален. Ему по плечу то, за что не возьмется театр драматический. Так уж сложилось. И образы, которые рождаются, благодаря таланту представителей искусства третьего жанра, несут печать подлинной художественности!
…А все началось с того, что Виктория Щербакова, чей дедушка прошел несколько войн – финскую, Великую Отечественную и даже поучаствовал в августе 1945-го в советско-японской; и его воспоминания жили в семье, формируя в сознании юной Вики понимание того, какой ужас несут вооруженные конфликты, задумала поставить к 75-й годовщине Великой Победы спектакль, героями коего станут именно те, чье детство выпало на страшное лихолетье. Книги о детях войны, безусловно, есть. Но режиссеру Щербаковой хотелось, чтобы рассказ о событиях Второй мировой шел от лица самой незащищенной категории людей, судьбы которых переехало колесо чудовищных событий. И она обратилась к драматургу Сванидзе, поделившись своими мыслями и предчувствием спектакля. Роман Валерьевич сразу же принял предложение, и время спустя появилась пьеса, созданная на основе воспоминаний тех, кто в самом нежном возрасте попал в это пекло. И название «ЖИВИ!» родилось тоже у Виктории Щербаковой, причем изначально, когда театр еще только подавал заявку на грант проекта «Единой России» – оно словно пульсировало в сознании режиссера, символизируя собой главную мысль, которую театр кукол хотел своим спектаклем донести детям нынешней эпохи. И вообще, большинство из того, что предстоит увидеть зрителю, родилось у Вики задолго до того, как коллектив приступил к процессу создания, она делилась своим видением и с драматургом, и с художником-постановщиком – заслуженным работником культуры России и Башкортостана Андреем Волковым, и с композитором Владиславом Савватеевым, точно понимая, что именно необходимо для того, дабы родилось это «высказывание» театра, которое и по сию пору, а постановке уже четыре года, заставляет зал цепенеть, аплодировать стоя и затем еще долго-долго вспоминать спектакль «ЖИВИ!».
…Когда я смотрела его в первый раз и увидела на сцене Ангела (единственная в постановке роль, что называется, в живом плане, прекрасно исполненная актрисой Надеждой Беззубовой), постоянно сопровождающего маленьких героев в их страшном пути, оберегая детей и в чем-то облегчая страдания оных, то вспомнила вдруг один эпизод из своей далекой юности. В пионерский лагерь «Сокол», в который родители отправили меня летом, в один прекрасный день привезли документальный фильм, посвященный спасению советскими солдатами сокровищ знаменитого Цвингера – Дрезденской галереи. Первые кадры были посвящены тому, как в ночь с 13 на 14 февраля 1945 года почти полторы тысячи британских и американских бомбардировщиков сбросили на один из самых красивых городов Европы огромное количество взрывчатки. Операция под кодовым названием «Удар грома» уничтожила массу великолепных памятников и скульптурных изваяний Дрездена. И вот персонаж Надежды Беззубовой напомнил мне кадр с дрезденским смертельно изувеченным мраморным апостолом, разительно похожим на Надиного Ангела. Помню, после этого фильма я, вернувшись в Уфу, перечитала в библиотеке №21 все, что в ее фонде было посвящено Дрезденской галерее…

Итак, мирный предвоенный день, собравший ребятню под мягкие своды цирка-шапито, приехавшего в город, в центре – огромное дерево, чья раскинувшаяся крона формой своей сближается с крыльями Ангела. На ветках этого исполина, транслируя залу мысль о том, что речь идет о древе жизни, подобно птицам, устроились малыши, которые через несколько мгновений ступят в иную, страшную реальность.
Божий вестник мирно возится со стиркой, развешивая затем на натянутой бельевой веревке ополоснутые в прозрачной воде крылышки маленьких ангелов – некую метафору чистоты детских душ…
На сцене мы видим виолончель, прекрасные плавные формы которой напоминают фигуру женщины, быть может, матери – а большинство героев этого пронзительного спектакля потеряют в пожирающем все живое огне своих любимых мам. Добавлю, что именно виолончель стала на рубеже XIX и XX веков символом гуманизма и уважения к идеалам добра в мире, живущем в тревожном ожидании войны. Но герои еще даже не догадываются о том, ЧТО произойдет через несколько мгновений – все еще живы, все еще исполнены ослепительного счастья. И Ангел играет на уникальном инструменте, звучащем, словно голос человеческой души, и я вспоминаю строки из стихотворения обожаемой мною Ольги Александровны Седаковой:
Теперь – виолончель,
то есть душа моя: самый
надежный звук на свете,
не целясь попадающий в цель.
...Но ситуация в одно мгновение меняется, обрушивая на головы малышей бомбы, и я не могу в связи с этим не вспомнить еще одно высказывание о душе изумительного инструмента, играющего в спектакле одну из знаковых ролей. Но это уже Владимир Семенович Высоцкий:
Уже над грифом пальцы коченели,
На чьей-то деке трещина, как нить:
Так много звука из виолончели
Отверстия не в силах пропустить.
…В свое время будущая актриса и режиссер Надежда Беззубова занималась, видимо, в ДМШ по классу виолончели. И в этом спектакле она играет сама, благо Влад Савватеев написал партию для виолончели, и они с Надей репетировали, но гораздо больше Надежда Борисовна упражнялась сама.
А дальше картина разительно меняется, и мир раскалывается пополам на до и после. И начинается крестный путь маленьких жертв войны, этапы которого отмечают на карте их жизни акцентные знаковые слова, всплывающие на экране на фоне документальных кадров хроники тех лет: «БОМБЫ», «ЭВАКУАЦИЯ», «ОККУПАЦИЯ», «КОНЦЛАГЕРЬ», «ГОЛОД», «СМЕРТЬ»…
Звучат детские голоса, рассказывающие леденящие кровь истории – Виктория Александровна в трудах над постановкой обратилась за помощью к своим друзьям, и мы слышим голоса уфимских ребят в возрасте от 4-5 до 12 лет, с которыми Вика работала, а это было в период пандемии, и, подготовив комплекс вопросов, потихонечку, осторожно, подводила их к ответам, которые и слышит зритель в спектакле. Вика беседовала с детьми, а звукорежиссер Алексей Лабунский записывал весь разговор, а потом вместе с постановщиком Щербаковой монтировал нужные фрагменты в общую партитуру «ЖИВИ!». Но не только детские голоса летят в зал, мы узнаем и тембральные краски актеров БГТК – Айрата Ахметшина, Рамили Кубагушевой, Татьяны Кузьменко, Александра Верхоземского… И это голоса уже повзрослевших детей войны, которые пытаются рассказать правду о страшном лихолетье нам, сегодняшним, своим ближайшим отпрыскам, а также внукам и правнукам. И отработали (если в данном случае можно использовать это слово) все, кто был занят в подготовке записи, просто идеально, что называется, на разрыв аорты. Добавлю, что в процессе еще только читки пьесы Романа Сванидзе, режиссеру приходилось чаще чем обычно делать перерывы, поскольку актеры не могли сдержать слез – плакали буквально все.
Помимо Надежды Беззубовой, играющей, как уже было сказано, в живом плане, в спектакле заняты народная артистка Башкортостана Рамиля Кубагушева, заслуженные артисты республики Виталий Щербаков, Александр Верхоземский, актрисы Татьяна Кузьменко и Надежда Прошина. И этих пятерых зритель не видит – все происходит, словно само по себе. Есть Ангел, в объятиях которого согреваются сирые, несчастные дети, лишенные материнской ласки, и есть куклы, маленькие беззащитные, вызывающие своей неприкаянностью невероятную душевную боль в каждом зрителе.

...Я всегда говорила о том, что главный художник Башкирского государственного театра кукол Андрей Волков – гений, которому на его стезе подвластно абсолютно все. И лишним доказательством этому служит спектакль «ЖИВИ!».
Достаточно вспомнить метафору смерти – огромную фашистскую каску, подобно жуткому монстру в бронированном панцире медленно ползущую по сцене. Спектакль очень сложно застроен, в нем использована масса художественных приемов и технических приспособлений, но на пространстве этого полотна зритель не увидит ни одного узелка – все происходит, как по взмаху волшебной палочки, кроме Ангела и тростевых кукол, а также элементов декорации и реквизита взор публики не обнаружит ни единого движения извне. Потрясающий квинтет актеров работает бесшумно и мистически неуловимо.
Важно сказать и то, что на некоторые образы создателей спектакля вдохновили работы талантливого белорусского художника Анны Силивончик. Виктория созвонилась с Анной Дмитриевной, картины которой изначально увидела в Сети, и мастер из Республики Беларусь, сподвигнувшая режиссера и художника из БГТК на рождение иных метафор, дала согласие на то, чтобы ее идиомы в каком-то смысле были использованы в работе над спектаклем. В благодарность в день премьеры в еще старом здании «куколки» была открыта выставка репродукций картин художника Силивончик.
…В финале спектакля, для которого Влад Савватеев написал просто изумительной красоты симфонического звучания оду к жизни, мало кто из сидящих в зале может сдержать слезы. И не только потому, что пронзающие сердца зрителей монологи доносят до нас правду об одной из самых страшных страниц минувшей войны, но и потому, что эти истории, и эти голоса юных свидетелей обвинения, вынесенного тем, кто повинен во вселенском кошмаре, напоминают и о том, что на планете продолжают раздаваться взрывы, звук стрельбы; гибнут люди. И в их числе гибнут дети!..
Илюзя КАПКАЕВА.
Фото Булата ГАЙНЕТДИНОВА.

Дата создание новости 7-05-2024   Комментарии (0)   Просмотров: 203     Номер: 31(13775)     Версия для печати

14 июня 2024 г. №41(13785)


«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight@rambler.ru с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.



 
© 2011-2023, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.