$ - 76.0404
€ - 86.8609

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

К 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года

Под сенью белого креста


Под сенью белого креста

Давно это было. Более двух веков назад, в дождливый ноябрь 1796 года, Павел I подписал указ о создании Уфимского мушкетерского полка. Взошедший на престол в начале этого месяца девятый всероссийский император спешил укрепить свою власть путем проведения военной реформы. Памятуя о трагической кончине своего отца - Петра III, павшего от рук заговорщиков, Павел испытывал страх перед гвардией, снискавшей себе печальную славу в дворцовых переворотах XVIII века, и посему решил сделать ставку на армейские полки.

Увы, царствование его оказалось недолгим - менее 5 лет, и как это ни печально, но “бедный, бедный Павел” также умер не своей смертью, став жертвой очередного дворцового заговора. В числе наследства его сыну Александру I остались и созданные отцом армейские полки, не сумевшие помешать перевороту, но весьма пригодившиеся вскоре в наполеоновских войнах.
...Уфимский мушкетерский полк был сформирован в Оренбурге из двух полевых батальонов, расположенных на так называемой Оренбургской линии - системе редутов, форпостов и небольших крепостей, прикрывавших юго-западную границу России. Согласно традиции русской армии, наименование полка должно было соответствовать месту его будущего квартирования, и часть стала именоваться “Уфимский мушкетерский (позже - пехотный) полк”. Созданная боевая единица сразу же стала важным элементом культурной жизни Уфы конца XVIII - начала XIX веков. К слову, дружескими узами с военнослужащими полка был связан дом знаменитого рода Аксаковых. Примечательно, что в повести “Детские годы Багрова-внука” Сергея Тимофеевича фигурируют не кто-нибудь, а именно офицеры Уфимского полка. “Генерал граф Ланжерон и полковник Энгельгардт; полковой же адъютант Волков и другой офицер Христофович, которые были дружны с моими дядями, бывали у нас каждый день...” - вспоминал позже знаменитый писатель. Об Энгельгардте, ставшем впоследствии генералом и командиром полка, Аксаков писал следующее: “Из военных гостей я больше всех любил сначала Льва Николаевича Энгельгардта: по своему росту и дородству он казался богатырем между другими и к тому же был хорош собою. Он очень любил меня, и я часто сиживал у него на коленях, с любопытством слушая его громозвучные военные рассказы и с благоговением посматривая на два креста, висевшие у него на груди, особенно на золотой крестик с округленными концами и с надписью: “Очаков взят 1788 года 6 декабря”. Я сказал, что любил его сначала; это потому, что впоследствии я его боялся, - он напугал меня, сказав однажды: “Хочешь, Сережа, в военную службу?” Я отвечал: “Не хочу”. - “Как тебе не стыдно, - продолжал он, - ты дворянин и непременно должен служить со шпагой, а не с пером. Хочешь в гренадеры? Я привезу тебе гренадерскую шапку и тесак...”. Я перепугался и убежал от него. Энгельгардт вздумал продолжить шутку и на следующий день, видя, что я не подхожу к нему, сказал мне: “А, трусишка! Ты боишься военной службы, так вот я тебя насильно возьму...”. С этих пор я уже не подходил к полковнику без особенного приказания матери, и то со слезами”.
В Отечественной войне 1812 года полк принял самое непосредственное участие, отличившись в Смоленском оборонительном сражении и генеральной Бородинской битве. Вот как описывал подвиг уфимцев у стен древнего Смоленска современник: “Вправо от Малаховских ворот, за форштатом, расположен был Уфимский полк. Там беспрерывно слышны были крики “Ура!”, и в то же мгновение огонь усиливался. Я нашел шефа полка этого, генерал-майора Цыбульского, в полной форме, верхом в цепи стрелков. Он отвечал, что не в силах удержать порыва людей, которые после нескольких выстрелов с французами, занимающими против них кладбище, без всякой команды бросаются в штыки. В продолжение того времени, что генерал-майор Цыбульский мне говорил это, в цепи раздалось “Ура!”. Он начал кричать, даже гнать стрелков своих шпагой назад; но там, где он был, ему повиновались, и в то же самое время в нескольких шагах от него опять слышалось “Ура!” и бросались на неприятеля. Одинаково делали и остальные полки этой дивизии... в первый раз здесь сошедшиеся с французами. Ожесточение, с которым войска наши, в особенности пехота, сражались под Смоленском 5-го числа, невыразимо. Нетяжкие раны не замечались до тех пор, пока получившие их не падали от истощения сил и течения крови”.
На знаменитом Бородинском поле уфимцы оказались в самом эпицентре кровопролитного сражения - не щадя живота своего защищали батарею Раевского. Когда французы в очередной раз заняли батарею, проезжавший по линии русских войск генерал Ермолов повелел находящимся вблизи частям контратаковать неприятеля. “Несмотря на крутизну восхода, приказал я егерским полкам и 3-му баталиону Уфимского полка атаковать штыками, любимым оружием русского солдата. Бой яростный и ужасный не продолжался более получаса: сопротивление встречено отчаянное, возвышение отнято, орудия возвращены, и не было слышно ни одного ружейного выстрела.
Израненный штыками, можно сказать, снятый со штыков неустрашимый бригадный генерал Бонами получил пощаду; пленных не было ни одного, из всей бригады спаслись бегством немногие. Признательность генерала за оказанное ему уважение была совершенна. Урон со стороны нашей весьма велик и далеко несоразмерный численности атаковавших баталионов”.
В сражении полк потерял убитыми десять унтер-офицеров и двести восемь рядовых, шеф полка генерал-майор Цыбульский ранен в руку. Многие офицеры и нижние чины были представлены к знакам отличия разного достоинства. К наградам представлены рядовые Павел Жуков, Яков Иванов, Ислам Бакиров, Тимирзан Султанов, Арслан Ахметов, Корней Шкурлатен, Салават Нуриев, Данила Хавтурин.
В октябре полк участвовал в сражениях за Малоярославец и под Красным; во время заграничного похода русской армии весной 1813 года был задействован в осаде крепости Кюстрин, сражался под Денневицем, а 5 и 6 октября участвовал в знаменитой Битве народов под Лейпцигом. Свой боевой поход Уфимский пехотный полк завершил 18 марта в Париже.
После заграничного похода уфимцы приняли участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов, за которую получили особый барабанный бой “Поход на военное отличие”. И наконец в 1833 году часть была расформирована и присоединена к Бутырскому пехотному полку.
За все время существование полка, названного в честь нашей столицы, главной его реликвией было знамя образца 1797 года с изображением белого креста на фиолетовом фоне. В центре креста - в оранжевом медальоне - парил имперский двуглавый орел в венке. Этот белый крест наши уфимцы пронесли по полям России и Европы, вписав свое славное имя в военную летопись страны.
Ежегодно в первые выходные сентября под Москвой проводится праздник военно-исторической реконструкции “День Бородина”. В нынешнем, проходящем под знаком Года российской истории и празднования 200-летия победы России в Отечественной войне, юбилей знаменитого сражения будет отмечаться с особым размахом. Запланировано множество мероприятий, в числе которых открытие экспозиции “Дом-музей игумении Марии” в Спасо-Бородинском монастыре, а еще “Герои романа “Война и мир” на Бородинском поле”, посещение поля воинской славы иностранными представительствами и ряд других. Главным событием станет проведение военно-исторической реконструкции боевых действий, участие в которой примут российские и зарубежные клубы. Честь представлять нашу республику выпала двум старейшим клубам Башкортостана - “7-я рота Уфимского пехотного полка” и “Северные амуры”.
Клуб “7-я рота Уфимского пехотного полка” существует с 1989 года и объединяет энтузиастов военно-исторической реконструкции, проживающих в Республике Башкортостан, в первую очередь в Уфе. Идея создания организации возникла в 1987-м, когда первый представитель нашей республики - сотрудник полиграфического училища Геннадий Шевелев - побывал на Бородинском празднике в честь 175-летия Отечественной войны 1812 года. Им были установлены контакты с российскими военно-историческими клубами и в декабре 1990-го на Учредительной конференции Военно-Исторической Ассоциации в Москве уфимцы стали полноценными членами движения военно-исторической реконструкции. В 1992-м, когда отмечалось 180-летие великого сражения, Республика Башкортостан была представлена на самом высоком уровне: участие в юбилейных мероприятиях приняли клубы “7-я рота Уфимского пехотного полка” и “Северные амуры” - всего около полусотни человек. С тех пор наши ребята непременно отправляются на фестивали по тематике наполеоновских войн, проводящиеся как в России, так и за рубежом. В настоящее время клубы возглавляют кандидат исторических наук, преподаватель Башкирского государственного университета Рамиль Рахимов и научный сотрудник Республиканского музея Боевой Славы Ильдар Шаймухаметов.

Под сенью белого креста


Сергей ШУШПАНОВ.
НА СНИМКАХ: “Уфимский полк” выдвигается на Бородинское поле (2010); “вечный гренадер” Геннадий Шевелев.
Фото автора.

Дата создание новости 25-08-2012   Комментарии (0)   Просмотров: 3008     Номер: 163(12061)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.