$ - 74.4275
€ - 88.9334
75-летие Победы

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

Пусть пули не свистят над головами наших сыновей…


Пусть пули не свистят над головами наших сыновей…

Сегодня, 23 февраля, наша страна отмечает особый праздник – День защитника Отечества. Это день мужественных и благородных героев, тех, что защищают Отчизну, родную землю, семьи, любимых. И наш рассказ пойдет о совсем молодом человеке, нашем современнике. Ильгиз Зайнуллин попал в Чечню в 18 лет. Многие матери считают сыновей такого возраста еще мальчиками. Но ему пришлось стать мужчиной, ибо там, где пули свистят над головой, мальчишкам не место.

…Ильгиз Зайнуллин родился 5 ноября 1980 года в Нефтекамске. Случилось так, что все мужчины его рода, начиная с дедов, воевали. Дед со стороны матери, десантник Лутфулла Багаутдинович Хусаинов, в Великую Отечественную воевал на 2-м Белорусском фронте, награжден боевыми наградами: медалью «За отвагу», «За победу над Германией» и множеством других. Дед со стороны отца, Хикматулла Фатихъянович Зайнуллин, прошел сначала Великую Отечественную, а затем – и Японскую войну, Китай. Участвовал в Курской битве. Многому научил внука.
Отец Ильгиза, Ильдар Хикматуллович, проходил воинскую службу во Вьетнаме.
- Так получилось, что в каждом поколении нашей семьи – свой солдат, побывавший на войне… Рос на примерах своих родных, которые все побывали в настоящих боях, - рассказывает Ильгиз Ильдарович. - Впрочем, они никогда не хвалились своими заслугами. Единственный случай, когда про деда Хикматуллу написали в газете: как уходили на фронт молодые парни – 17 человек из одной деревни в 1943 году, деду тогда было всего 17. Видимо, он приписал себе год, как и многие его ровесники в те времена. А вернулся домой солдат лишь в 1947-м… Он никогда не говорил о войне…
В школе наш герой занимался рукопашным боем, его привлекало холодное оружие. Тренировался в основном для себя.
- Я вообще не любитель драться. Как сказал выдающийся китайский стратег и мыслитель Сунь-цзы в своем знаменитом трактате «Искусство войны»: лучшая победа в бою – недопущение самого боя. Он выразил мысль сложнее, но суть именно такова. Поэтому я стараюсь не доводить ситуацию до боя, - говорит наш герой. – Однако бывают такие ситуации, когда боя просто невозможно избежать.
В 1996 году Ильгиз окончил 9-й класс. С детства мальчик мечтал стать сварщиком, поэтому поступил в профессиональный лицей №27 в Нефтекамске. Через три года выпустился, получил повышенный разряд, устроился в строительно-монтажную фирму. Проработав примерно 4 месяца, был призван в ряды Вооруженных сил.
Попал Ильгиз в мотострелковые войска, в 81-й миротворческий мотострелковый полк, который дислоцируется под Самарой в поселке Кряж. Там парень прошел курс молодого бойца, а после – и учебку.
- Очень хотел стать снайпером, но готовили нас совсем для другого. Ведь 81-й полк одним из первых вошел в Грозный еще в первую Чеченскую кампанию, - делится Ильгиз. - Я получил специальность наводчика-оператора БМП-1. В его арсенале – гладкоствольное орудие 2А28 «ГРОМ» калибра 73 мм и пулемет ПКТ  калибра 7.62 мм. За время обучения преуспел в сборке-разборке этого пулемета, действовал быстрее всех.
После окончания обучения был отправлен в Тоцк-4, в 506-й мотострелковый полк. А уже через сутки сформированной команде выдали сухпаек, и парни (всего около 90 человек) отбыли эшелоном в Чечню. Лучшим другом Ильгиза стал однофамилец – Денис Зайнуллин. Когда их спрашивали: «Вы братья?», ребята всегда отвечали: «Да!», чтобы их не разлучали. Вместе и в Чечню прибыли.
- Шла весна 2000 года. Нас довезли до Моздока, где прицепили к бронепоезду, потому что боевики часто минировали железную дорогу и составы подрывались. В течение 3-4 часов мы прибыли на станцию Ханкала (под Грозным). Когда вышли из вагонов, уже наступили сумерки, а потом очень быстро стемнело. С воздуха наши «вертушки» вели стрельбу. Но страшно не было. Трудно, наверное, поверить, что можешь умереть, когда тебе всего 18 лет, - продолжает рассказ мой собеседник. - Мы строем направились в палаточный городок, он располагался на бывшем аэродроме Ханкалы. (Там, в блиндаже, мне и предстояло жить.) Это был 506-й полк быстрого реагирования. Мы в шутку называли его «пятьсот смешной» - получалось в рифму. В полку мне довелось узнать очень хороших людей.
Вернусь к описанию нашей дороги. Мы шли, как я уже сказал, строем, над нами летали две вертушки, которые вели огонь по «зеленке». И тут над моей головой что-то просвистело, сопровождающий офицер скомандовал: «Пригнуться!»
- Что это? – спросил один из нас. И получил ответ:
- Шальные пули.
Позже в ситуации, когда над нами свистели пули, приходилось попадать часто…
Когда добрались до цели, взору новичков открылся огромный плац, по его периметру располагались блиндажи. Четверо, а среди них и наш герой, попали в 3-ю роту 1-го батальона. Рота в момент прибытия молодого пополнения находилась на ВМГ (военно-моторизированная группа) и занимала позицию напротив Грозного. А в Ханкале остались 3 человека – солдаты, охраняющие блиндажи, склад боеприпасов, оружейный склад.
- С утра нас накормили в полевой кухне. Кормежка была не очень, напомнила мне то, чем дед кормит скотину. После завтрака повезли на позицию, мы познакомились с командиром роты, с замполитом и с техником роты, - возвращается в прошлое Ильгиз. - Особенно запомнился зампотех, у него был смешной позывной «Узбек20», хотя по национальности он оказался украинцем. А вот жена его была узбечкой. Он всегда говорил: «Когда пойдем в бой, я не буду бояться того, что у меня впереди, я буду бояться того, что у меня сзади. Прикроют меня огнем или не прикроют?». Человеком оказался очень интересным, много рассказал важного. У него было немало огнестрельных и осколочных ранений, прошел Афганистан, первую и вторую Чеченскую кампании. Наверное, мы теряем связь с реальностью, когда попадаем на войну. Война – это очень страшное дело. Это холод и голод. Впрочем, слова тут бессильны, тот, кто сам не пережил, никогда не сможет прочувствовать. Я понял, почему молчал мой дед… Поверьте, лучше дарить жизнь, чем ее отнимать!
В ситуации приходилось попадать самые разные. Постоянно были разъезды по территории Чечни. Солдаты стояли в оцеплении, когда проходили зачистки по селам. Приказ был короткий: «Малейшее движение – стрелять на поражение».
- Но были случаи, когда из деревни выходили женщины, по ним ведь стрелять не будешь. Они о нашем приказе ничего не знали, иначе бы не пошли. У них маленькие дети, их надо кормить, нужны продукты. Мы их обыскивали и пропускали, с разрешения руководства, - говорит Ильгиз. – Когда куда-то выезжали, всегда располагались на броне. Почему? Ведь это опасно. Объясню. В арсенале боевиков излюбленным оружием является гранатомет. А его снаряд имеет кумулятивный заряд, и струя расплавленного металла, прожигая броню, сжигает все, что внутри (там 6 тысяч градусов, представьте?). Лучше умереть от пули или осколка, чем сгореть заживо внутри. На броне тоже небезопасно. Когда проезжали «зеленку», постоянно наклоняли антенну, потому что боевики минировали деревья, а антенна могла задеть растяжку. Результат очевиден. Мы и сами ставили растяжки, чтобы обезопасить себя. Иной раз их рвали домашние животные. Мне тогда уже исполнилось 19 лет, это тот возраст, когда ничего не страшно. Не воспринимаешь опасность, как должно, как я воспринял бы ее в 40 лет. Сейчас я, глава семьи, боюсь за себя больше, чем боялся тогда. А тогда… Мне казалось, я буду жить вечно. И большинство моих товарищей тоже так считали. У нас даже была договоренность – в плен не сдаваться. У меня всегда была припасена граната, которую я хранил на крайний случай, сюрприз для боевиков. Однако сказать-то легко… Даже не знаю, хватило бы духу воспользоваться ею? По счастью, случая узнать судьба не предоставила.
Жизнь человеческая не стоила ничего. Но больше всего мы думали о том, чтобы не подвести своих братьев по оружию.
Последней точкой пребывания Ильгиза в Чечне стал Новопромысловский район Грозного, это уже окраина, внизу – сады, наверху – высотка. Солдаты заняли самую высокую точку, приказ был, как всегда, коротким: «Стрелять на поражение». Наш герой как раз получил новое табельное оружие – АК47Н – автомат Калашникова с ночным прицелом. Еще одним оружием стал РПК ручной пулемет Калашникова с табельным номером 8616 – отличный боевой товарищ. К слову, оператором-наводчиком Ильгиз так и не стал, служил командиром отделения. А вот Денис, его названый брат, стал оператором-наводчиком, их тогда все-таки разделили: Ильгиза - в 3-е отделение 3-го взвода, Дениса – в управление роты.
Днем в горах – жара +50, ночью – невозможный холод. Солдаты сидели в бушлатах. Вечером пошли посмотреть, на месте ли растяжки.
- Тут все и произошло, хотя объяснить себе до конца, что именно, я так и не смог. Взрыв - и мне что-то попало в глаз, я отключился ненадолго, а когда очнулся, ничего не видел, в глазах яркий свет, кругом стрельба. Хорошо, что я был не один: со мной были командир взвода и его заместитель. Я оказался ближе всех к эпицентру взрыва, мои товарищи не пострадали, они меня и оттащили в яму. Началась стрельба с обеих сторон, и мы оказались под перекрестным огнем. Очнувшись, я поднял голову, услышал свист и почувствовал словно ветерок над головой: пуля всколыхнула волосы, так близко прошла…
Когда стрельба закончилась, мы пустили зеленую ракету, чтобы обозначить свое местоположение. Зрение вернулось, но видел все мутно. Меня доставили в МОСН (медицинский отряд специального назначения), затем вертушкой отправили в госпиталь Владикавказа. Здесь выяснилось, что мне нужна срочная операция на глаз, иначе я мог его потерять. Самолетом транспортировали в 1602 ОВКГ – окружной военный клинический госпиталь в Ростов-на-Дону.
Осенью вернулся в часть в Ханкалу, а потом уже окончательно, поскольку был комиссован – убыл домой в Нефтекамск.
Как сложилась жизнь после войны? У меня была цель – после окончания службы поступить в Башкирский государственный университет, где учились мои друзья. И выбрал Башкирскую академию комплексной безопасности предпринимательства при БашГУ.
Учеба давалась очень легко, схватывал на лету.
Сейчас у меня двое детей. Дочь - красавица Элиза, на днях ей исполнилось 17 лет. Очень горжусь ею, моя девочка - призер республиканских олимпиад по биологии, математике, английскому языку… Разносторонняя личность, творческий человек: играет на гитаре, рисует. Хочет стать нейрохирургом. А сыну Алиму всего четыре года, еще рано говорить, какое его ждет будущее.
На сегодняшний день я – председатель первичного отделения «Боевого братства» по Калининскому району Уфы. У нас немало дел: установка мемориальных досок на домах, где жили ребята, погибшие в локальных войнах, помощь матерям погибших солдат. Ведь на их месте могла оказаться и моя мама… Поддерживаем товарищей. Проводим уроки мужества в школах. Ребята очень серьезно относятся к нашим рассказам, слушают внимательно.
- Да, я сумел вписаться в мирную жизнь. Несмотря на все испытания, считаю, парень должен пройти армию. Без этого не будет его становления как мужчины. Но надеюсь, нашим сыновьям никогда не придется услышать, как свистят над головой пули… - говорит в заключение Ильгиз Ильдарович.
Ильгиз Зайнуллин награжден медалью «За ратную доблесть» и наградами «Боевого братства».

Ирина ШЕМАТОНОВА.
Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ.

Дата создание новости 23-02-2021   Комментарии (0)   Просмотров: 403     Номер: 13(13483)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.