$ - 87.8077
€ - 95.7849

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Когда «кадры» решают всё

Забег во имя мира

Мы не можем без корней!

Мой дедушка – Ломоносов из Башкирии

«…И вечно в сговоре с людьми надежды маленький оркестрик под управлением любви»

Александрийский маяк Русского театра


Александрийский маяк Русского театра

Особый день рождения отмечает в воскресенье, 30 января, ведущий актер Государственного академического русского театра Республики Башкортостан, заслуженный артист Российской Федерации, народный артист Башкортостана Александр Федеряев. В день своего юбилея Александр Алексеевич выйдет к любимому зрителю в роли Евгения Арбенина в спектакле «Маскарад», который по драме Михаила Лермонтова поставил в ГАРДТ РБ режиссер Игорь Селин. В честь юбилея замечательного актера «Вечерняя Уфа» подготовила подборку, в контексте которой об Александре Алексеевиче рассказывают его коллеги, однокурсницы и друзья.


***

С Сашей Федеряевым мы подружились в 1979 году, когда, поступив на первый курс театрального факультета Уфимского государственного института искусств, стали соседями по комнате в общежитии УГИИ. В эту же комнату попал и Володя Латыпов. Саша всегда был для всех, что называется, иконой стиля – модные джинсы, обувь, необычные часы… Володя, который приехал в Уфу из Ханты-Мансийского автономного округа, где снабжение очень неплохое, тоже был приодет. И я, простой нугушский парень, не раз пользовался добрым расположением своих товарищей, отправляясь на свидания в одежде из их гардероба…
Я поступил на курс Рифката Вакиловича Исрафилова, а в ту пору он много ездил на постановки, и я в такие дни частенько ходил с Сашей и Володей на занятия к их мастеру – Павлу Мельниченко. Тот не возражал, и меня еще больше сближали с моими друзьями те задания, которые нам давал Павел Романович, и задачи, что он ставил перед нами.
Прошло время, мы закончили учебу и попали в разные творческие коллективы, но продолжали дружить. Помню, мы с супругой даже были на торжестве по поводу рождения Сашиного сына…
Меня всегда поражало несоответствие Сашиной демонической, скажем так, внешности и его мягкой, исполненной доброты и человечности натуры. Он, безусловно, талантлив, и эта его одаренность проявилась уже в институте, не только в дипломных спектаклях, но и в студенческих отрывках, и на занятиях у Павла Романовича… Придя не так давно в Русский театр на спектакль «Маскарад», увидев то, как Саша играет этапную для каждого артиста такого уровня роль Арбенина, я вспомнил его первые шаги к профессии и подумал, что уже в те годы в нем мало-помалу зрело его сегодняшнее мастерство. И я очень горжусь тем, что он так работает и что он абсолютно справедливо удостоен звания заслуженного артиста России!
Знаю, чувствую, что у Саши впереди мощные перспективы, он еще очень многое может дать и родному театру, и любящему артиста Александра Федеряева зрителю! От всего сердца желаю этого моему дорогому другу!
Азат НАДЫРГУЛОВ, народный артист Башкортостана, режиссер, доцент театрального факультета УГИИ.
***

Когда Саша появился в Русском драматическом театре, я уже работала здесь. Первое впечатление – худой, высокий, кудрявый, весь какой-то на изломе, ироничный… И что особенно важно было для человека моей специальности, сразу понявшего: личность, с коей ты вступаешь в творческие взаимоотношения «балетмейстер – актер», абсолютно твой человек. И тогда я мысленно воскликнула: «Ура!» Наконец-то появился тот, кто находится в поле, в зоне моей профессии, на кого я могу опираться. Первым был Александр Федеряев, вторым – Владимир Латыпов. Кстати, дуэт Федеряев – Латыпов всегда был уникален, эти двое всегда чувствовали друг друга, как коллеги, товарищи, на самом тончайшем уровне, и их партнерство, как правило, приносило блестящие плоды. Но возвращаясь к Саше – Федеряев был молодым, энергичным, просто жаждал что-то делать. Он единственный не пропустил ни одного занятия по пластике, ни одной моей репетиции. Вообще, это была замечательная молодая команда однокурсников, пришедшая в театр после окончания института – Саша Федеряев, Володя Латыпов, Таня Макрушина, Ира Агашкова… Мысленно я называла всех их «могучей кучкой».
Вспоминаю репетиции спектакля «Ах, Невский!», который Александр Михайлович Поламишев ставил по «Петербургским повестям» Гоголя. Потрясающий спектакль, который был весь застроен на пластике! И, конечно, для меня все названные выше актеры были «опорными» людьми. Что же конкретно касается Александра Федеряева, то он предельно музыкален, обладает очень хорошей пластической памятью. И самое для меня ценное – Саша очень легкий человек. И это не то, о чем писал Гоголь: «легкость в мыслях необыкновенная…» Я о другом, о том, что с ним легко.
Саша вроде бы всегда находится в некоем отстранении, вертикализирован по отношению к тебе, в нем постоянно гнездится ирония. Однако… Он, что называется, легок на подъем. Он всегда в соучастии – подхватывает твои мысли и развивает их, «присваивая» своему герою эти находки, и идет с тобой в репетиционном процессе шаг в шаг, а иногда, получив импульс, и опережая тебя. Достаточно вспомнить спектакль «М.Баттерфляй», который режиссер Шлаустас поставил по пьесе Дэвида Хенри Хвана. В нем Саша сделал огромную пластическую картину – своеобразную экспозицию к действу. Это было не просто талантливым, интересным и запоминающимся. Это было уже серьезно!
В свое время Александр Федеряев прошел Афганистан. Был опален войной, с которой он к нам вернулся. Пришел из другого измерения. И иногда смотрел так, что ты начинал понимать: то, чем мы здесь занимаемся – в каком-то смысле игрушки по сравнению с тем, где он побывал… Вернулся с язвой, которая тоже постоянно давала о себе знать… Вы только представьте: мальчишка из театрального мира попадает в этот ужас! Как можно не подорвать психику, выжить и остаться человеком?! И он им остался. Но грань между «там» и «здесь» в нем чувствовалась. Я понимала это как дочь военного, все детство переезжавшая из одного местечка в другое… Психику актеров, особенно подверженных любым влияниям, сохранить в равновесии крайне тяжело. А Саша это смог. И по большому счету, я думаю, что он – человек, о котором всего до конца не знает никто.
У него огромный диапазон – я волею случая видела некоторые его работы того периода, когда уже судьба развела нас по разным городам. А не так давно посмотрела список Сашиных ролей и порадовалась. Потому что тесно была знакома с ним только в самом начале его карьеры. И уже в первые месяцы мне было понятно, что он никогда не останется в массовке. Саша прошел этот путь, начиная, что называется, «от четвертого гриба» до Арбенина в «Маскараде»! Он всегда хотел двигаться вперед, тем более у него хорошая школа – школа Павла Романовича Мельниченко! На него сразу «падал глаз». Александр Федеряев однозначно изначально шел в авангарде. И я не ошиблась тогда, поскольку думала о том, что Саша состоится и двинется вперед.
Поразительно то, сколько лет он служит сцене одного театра, остается верен Русскому академическому!.. Это вызывает уважение и наводит на мысли о преданности, порядочности и подлинной верности. Он добр, чуток, умеет радоваться за других, что особенно ценно в наше время смены вех и потери нравственных ценностей. И это именно про Сашу, который, сколько я знаю, взял под крыло, приняв в свой дом, детей, потерявших родителей!.. Большое, чуткое сердце у этого Человека, Артиста, Друга. Пусть в нем продолжает гореть огонь Таланта, Творчества, Любви, и пусть он остается все таким же ироничным и молодым!
Ирина ФИЛИППОВА, балетмейстер, профессор кафедры пластической выразительности Высшего театрального училища имени Бориса Щукина, заслуженный деятель искусств России и Кабардино-Балкарии, лауреат Государственной премии РБ имени Салавата Юлаева.


Александрийский маяк Русского театра


***

Знакома я с Сашей Федеряевым с 1979 года, мы вместе с ним поступали на актерское отделение театрального факультета Уфимского государственного института искусств, и нас было тринадцать человек. Однокурсников, как и родственников, не выбирают, и потом, так предопределено судьбой, мы уже идем по жизни вместе, даже если не видимся, иногда подолгу, мы и в горе, и в радости вместе…
Еще в самом начале нашей учебы мне было ясно то, как его любит мастер нашего курса – Павел Романович Мельниченко. Казалось, их связывали какие-то невидимые, но чрезвычайно крепкие нити. Возможно, эта их душевная близость стала результатом того, что оба они, и Павел Романович, и Саша, были невероятно добрыми и чуткими людьми.
Изначально всем было ясно, что со временем Саша станет хорошим характерным актером… Но время спустя он доказал, что ему дано гораздо больше, и Александр Федеряев ярко проявил себя и в ролях комедийного плана, и в трагедийных, вершиной коих стал образ Евгения Арбенина в лермонтовском «Маскараде», с неизменным успехом идущем на сцене нашего театра уже десять лет! И каждый раз в финале спектакля зрители устраивают овацию выходящему на поклон актеру Федеряеву.
Саша умеет удивлять.
Например, он начал писать стихи, выпустив несколько книг.
Или вот: помню, как он в команде прекрасно вокализирующих артистов отправился вдруг в Нижний Новгород на конкурс актерской песни имени Андрея Миронова. Они тогда показывали в Нижнем отрывки из спектакля «Веселые нищие», который поставил по поэзии Роберта Бернса Игорь Альбертович Капатов. Прекрасную музыку к этому проекту написала композитор Лариса Казакова. Помню также, что Саша в том спектакле играл роль хромого, пострадавшего на полях сражений старого вояки. И не скажу, что мой однокурсник обладает выдающимися вокальными данными, но… Все они тогда стали призерами Мироновского конкурса, председателем жюри на котором была Елена Антоновна Камбурова!
Либо вдруг он начинает работать на телевидении, ведя на канале БСТ вместе с Зилей Сагадеевой вечернюю культурно-развлекательную программу. И это тоже было очень интересно, неожиданно, естественно и органично. Его стали больше узнавать, и, хотя он очень популярен, известности телеэкран ему добавил в разы.
Наверное, он удивится, но моя любимая в огромном перечне его актерских работ роль – это роль в спектакле «Все мыши любят сыр», которую по пьесе Урбана Дюлы поставил тот же Игорь Капатов. Саша играл отца семейства серых мышей, и это было просто блестяще! Таким одновременно забавным, временами фантастически смешным, трогательным, ласковым и нежным я не видела его никогда. Спектакль этот шел у нас в те времена, на которые выпало детство моего сына, а он тоже всем сердцем полюбил «Мышей», и мы, мне кажется, ходили на каждый показ, посмотрев капатовский шедевр раз тридцать! Скажу больше, после этого мой сын стал сочинять рэп, причем рэп про мышей…
Из того, что мы сыграли с ним вместе, хочу назвать спектакль «Банкрот» по пьесе Островского «Свои люди – сочтемся», в котором я исполняла роль Липочки, а Федеряев – Подхалюзина. И это была потрясающая Сашина работа! Его Лазарь Елизарыч был невероятно мерзким и противным до физического ощущения дрожи пройдохой. А в финале, поднимаясь до высот общечеловеческого обобщения, он превращался в столь холодную и расчетливую гадину, что становилось просто страшно. Добавлю, нам с Сашей, как отъявленным злодеям, унизившим и оскорбившим стариков – Липочкиных родителей, и Подхалюзинских благодетелей, зрители никогда не дарили цветов, все букеты доставались актерам, которые играли попавших в яму старцев – Владимиру Васильевичу Прибылову и Аллие Хайдаровне Шариповой, ассоциируя нас с образами Липочки и Подхалюзина.
И очень я ценила его работу в спектакле «Перебор» по пьесе Бергера, он играл роль Джона Валлоне.
А теперь я очень люблю Сашу сегодняшнего, ставшего настоящим мастером. В числе его достижений такие герои, как Арбенин, Антипа, Илико и многие-многие другие.
Партнерски он абсолютно надежен. Саша всегда знает текст, не бывает такого, чтобы он забыл его…
И еще я по-хорошему ему завидую. Оценивая то, каким актером он стал, я понимаю, сколько Сашу ждет впереди, какие мощные роли позволит ему воплотить на сцене его дар!..
Желаю ему оставаться в тонусе, желаю актерского везения на уникальный материал, желаю быть все таким же элегантным, экстравагантным и душевным человеком! И пусть здоровье не подводит!
Татьяна МАКРУШИНА, народная артистка Башкортостана, актриса Русского академического театра.
***

Начну с того, что я уже работала в Русском драматическом, когда Саша с группой однокурсников пришел в театр, и мне ведом весь его творческий путь – на моих глазах прошло и его становление, и его взросление, и то, как он развивался в актерской профессии, и каких высот сейчас достиг.
Я замечательно отношусь к Саше – и как к актеру, и как к чуткому, внимательному, чрезвычайно доброму человеку. Он был потрясающим Жевакиным в гоголевской «Женитьбе»! И ведь это был ввод, но Саша сделал все, чтобы не повторить рисунок первого исполнителя, найдя свои ключики к роли и создав образ героя одновременно смешного, трогательного, беззащитного, вызывающего и жалость, и симпатию, в то же время оставаясь в контексте гоголевской драматургии и следуя той задаче, которую ставил перед собой автор!..
Саша обладает неординарной внешностью, визуально он классический «злодей». И казалось бы, его ждал узкий диапазон ролей. А он доказал всем обратное. Спектр его ролей необычайно широк. Он может быть смешным, комичным – к этому у артиста Федеряева также есть предрасположенность, а вот он уже Евгений Арбенин. И какой! Ему покорилась вершина мировой драматургии! Ведь эту роль играли выдающиеся мастера. Но и Саша вошел в этот список. И подтверждением тому является волна аплодисментов на финальном поклоне, несущаяся с самых последних рядов зала к сцене и достигающая своего эмоционального пика в тот момент, когда выходит Арбенин – Александр Федеряев…
А его Антипа в спектакле «Зыковы»! Это же не просто индивидуум, в исполнении Александра Федеряева Антипа Зыков становится просто символом эпохи «смятения понятий», растерянности и депрессии русского общества, огромной силы фигурой куражащегося, не знающего отказа своим желаниям человека, курочащего все на пути и ломающегося на одном – душевной привязанности, не имеющей отклика…
Сейчас Саша в такой форме, когда он уже наработал богатейший опыт, очень многое знает, очень многое умеет. Дай то Бог ему режиссера, который помог бы ему идти дальше!
Добавлю также и то, что Саша обладает прекрасным чувством юмора, иронией. И в первую очередь он ироничен по отношению к себе, в этом смысле он очень интеллигентен. Ведь когда человек иронизирует на свой предмет, то его насмешливость не ранит коллег, вызывая у них добрые улыбки и чувство приязни…
Александр Алексеевич Федеряев, мне кажется, не очень эмоционален в обычной жизни. Думаю, это закон сохранения энергии, которая копится в нем для спектаклей, для репетиционного процесса, для реализации на сцене. Он невероятный трудяга, просто пахарь. И очень много работает дома, всегда приходя на репетицию готовым, всегда что-то приносит – какие-то идеи, предложения, которые рождаются вне стен театра, в процессе постоянного обдумывания роли, общей концепции спектакля.
И еще: он прекрасный партнер, который постоянно чутко прислушивается к своим коллегам, даже знает наизусть их текст. И, благодаря этому, в таком творческом партнерстве всегда рождается что-то новое, необычное.
Ольга ЛОПУХОВА, народная артистка Башкортостана, актриса Русского академического театра.
***

Недавно я спросила у Саши: «Чем ты занимаешься в свободное время?» Он ответил: «Читаю стихи конца девятнадцатого – двадцатого века».
Не знаю, откуда в нем на самом деле любовь к поэзии… Возможно, сие связано со складом его души, поэтической души. Мне кажется, через этот фокус он смотрит на жизнь, выстраивает себя в нашем мире. Поэтическая душа в реалиях нынешней действительности – настолько необычная, редкостная, исключительная даже, несовременная нота, быть может, даже история. Поэтому, если человек ею обладает, то он чаще всего старается это скрыть, спрятать, боясь показаться странным. И от Саши подчас исходит некая странность, за которой читается невероятная глубина его натуры.
Вот недавно на оперативке в театре труппе сказали, что у нас будет реконструкция… Катастрофа, привычный уклад жизни рушится, нам грозит нечто сродни наводнению!.. Все потеряли дар речи. Лишь Саша произнес:
«Надо скорее в гримерку и забрать свои носки!..» Это, безусловно, парадокс. Мы растеряны, ошарашены. А его поэтическая душа откликается на известие парадоксом… и все засмеялись, и всем сразу стало легче, потому что поэзия, поэтическая метафора, поэтическое слово всегда спасают. И поэзия у Саши во всем. Просто он это скрывает, даже прячет, боясь, быть может, показаться несовременным.
У Александра Федеряева два начала – очень современный внешне, визуально, одет просто с иголочки, буквально от кутюрье, яркий, модный, элегантный, а с другой стороны – какая-то отрешенность, поэтическая отрешенность, замкнутость и глубина. Это поэт, который себя осознает в нашем мире; который через поэтическую высоту воспринимает весь мир; который, подобно любому поэту, чувствует одиночество; который и театр воспринимает, как поэзию… Михаил Исакович очень часто говорил ему: «Саша, не пой! Не пой!» А Федеряев и «пел»-то потому, что он наслаждается словом, чувствует его на вкус, пробует на язык… Он слово воспринимает как поэзию, он вербальность воспринимает, как поэзию, как поэтичность. И, конечно, в нем, в его душе живет, царит абсолютно поэтическое отношение к женщине! Если перевести сказанное в некую формулу, то получится: «Я в мире; мир; театр; женщина, безусловно, поэтически; и любовь». И на самом деле, когда встречаешься с таким феноменом в жизни, поначалу данная, казалось бы, странность как-то даже настораживает: «Что-то он хочет, как-то там все непросто…» Но когда ты начинаешь его «странность» понимать и принимать, возникает чувство благодарности этой жизни, этой судьбе за такую встречу. А я с Сашей уже около сорока лет знакома…
Так что для меня Саша – это Поэт.
Ирина АГАШКОВА, народная артистка Башкортостана, актриса Русского академического театра.


Александрийский маяк Русского театра


***

Сашу я знаю очень давно – мы вместе учились в институте искусств на параллельных курсах. И сколько его помню, он всегда был очень задорным, позитивным, веселым. Потом жизнь распорядилась так, что мы встретились в одном театре и уже долгие годы служим в одной труппе.
К Александру Алексеевичу Федеряеву я отношусь с огромным уважением, искренне радуясь его профессиональным успехам, свидетельством чему являются бурные аплодисменты публики, шум которых усиливается в разы, когда на сцене появляется Саша. Зрители любят его, приветствуя не только рукоплесканиями, но и криками «Браво!». Меня это чрезвычайно трогает. Тем более что я знаю, Саше ничего не падало с неба, всего – и в этой жизни, и в театре – он добился сам, своим талантом, трудом, ответственным отношением к избранному делу и силой характера.
Скажу, что при всей своей мужественности и брутальной внешности Саша чрезвычайно мягкий и добрый человек. У него очень тонкая, ранимая душа, наверное, такой она и должна быть у большого актера. А Александр Федеряев, безусловно, большой актер, обладающий ярко выраженной гражданской позицией, индивидуальностью, собственным мнением и пониманием каких-то скрытых от глаз механизмов бытия, нашей жизни.
Он прекрасный друг, великолепный отец, замечательный муж, а на сцене он – чуткий, надежный партнер. А еще он обладает изумительным чувством юмора, и в ситуации, когда все устали, раздражены, вовремя, негромко и метко брошенное Сашей слово не просто снимает напряжение, возвращает всех на круги своя, но и затем по эстафете передается от одного к другому, вызывая на лицах улыбки…
И я до сих пор не верю в то, что Саша достиг очередного возрастного этапа. Потому что он абсолютно молод, энергичен, бодр. Он находится в потрясающей актерской форме – накопив огромный опыт и знания в профессии, он может еще не раз удивить и своих коллег, и зрителей, создав на сцене образ, о котором заговорят все. От всего сердца желаю ему этого, а также здоровья, удачи и неиссякаемого желания творить!
Татьяна АФАНАСЬЕВА, заслуженная артистка Башкортостана, актриса Русского академического театра.
***

Саша Федеряев – человек неожиданный и в чем-то для меня удивительный. Помню, когда мы, наш курс, только пришли в театр, я почему-то его побаивалась, он был жгуче темпераментным, кудрявым и с таким всегда серьезным, проникающим в самую глубину души взглядом. Мне казалось, что он смотрит на всех нас с внутренним посылом: «Какие вы все бездарные!»
А вообще, потом, в процессе жизни в театре на протяжении уже стольких лет, Александр Алексеевич открывался для меня какими-то новыми неожиданными гранями. Помню, как первый раз увидела Сашу с медалями – тогда ему, как ветерану-афганцу, вручали Почетную грамоту. Потом я узнала Сашу-поэта. Был его творческий вечер, он читал стихи, затем подписывал всем желающим свою книгу – и делал это все очень красиво. Саша – очень красивый человек. Александр Алексеевич Федеряев – актер, и то, что он актер, человек особенный, он умеет соответствовать этому во всем – в стиле, манере речи, в том, как одевается, как держится…
Потом я узнала, каким Саша может быть тонким, обостренно чувствующим, подчас беззащитным. Никогда не забуду его роли в спектакле по произведению Дмитрия Пригова «Гадание Казотта», где он играл Ивана Ивановича Блэкгрея. Тогда я вдруг увидела какого-то по-актерски совершенно другого Александра Федеряева. И сейчас, а мы уже долгое время играем в лермонтовском «Маскараде», в конце спектакля, когда Арбенин-Федеряев произносит свой финальный монолог после прихода Неизвестного и превращается в незащищенного, замученного человека, почти ребенка, в моей памяти вновь возникает образ из «Гадания Казотта»… То есть на протяжении двух актов «Маскарада» Саша несет такую мощь, потрясая зал своим фирменным голосом… и потом этот финал, это преображение… И очень многие из театра в этот момент стоят за кулисами – в спектакле занята практически вся труппа, и каждый затаив дыхание следит за Сашей, когда он, уже босой, буквально сворачивается в комочек!.. И это тоже очень важный момент. Я, может быть, не вижу Сашу таким в жизни, но в эти мгновения мне открывается чувственная, ранимая, очень детская часть его натуры…
И еще Саша – модник. И когда на гастролях он успевает зайти в какие-то магазины, ты каждый раз думаешь: ну как?! Где он это нашел, мы же все вроде бы были в этих же бутиках?! Уметь найти какую-нибудь красивую деталь или аксессуар, а еще и уметь такие вещи носить – это тоже Саша! Короче: столько в нем самых неожиданных оттенков и черт! А ведь есть еще и Федеряев-дачник. Сколь заразительно рассказывает он про свою дачу, о том, как отдыхает в шезлонге – и это совсем другой Саша!
А есть Саша очень строгий за кулисами! Александр Алексеевич человек чрезвычайно четкий. Он всегда очень четко держит рисунок – спектакля, мизансцен, роли. И требует этого от актеров. Может достаточно жестко сделать замечание, потребовать какого-то результата. И при этом самым неожиданным образом вдруг подойдет за кулисами и шуткой сгладит напряжение. И ты изумлен – только что он был таким строгим, а через мгновение уже улыбается, подбадривает тебя…
Но, наверное, больше всего характеризует Александра Алексеевича Федеряева то, что он очень верный человек. Он верен себе, верен Театру вообще и верен своему родному театру – театру-дому. Он очень хороший семьянин, и для него чрезвычайно важны его семья, его родные. Он верный человек. Красивый, верный человек.
Айгуль ШАКИРОВА, заслуженная артистка Башкортостана, актриса Русского академического театра.

Подборку подготовила Илюзя КАПКАЕВА. Фото Булата ГАЙНЕТДИНОВА.

Дата создание новости 28-01-2022   Комментарии (0)   Просмотров: 1 431     Номер: 6(13568)     Версия для печати

12 июля 2024 г. №48(13792)


«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight@rambler.ru с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.



 
© 2011-2023, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.