$ - 77.0322
€ - 91.3448
75-летие Победы

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

«Вечна тюркской крови страсть...»


Лариса Абдуллина:

НАПОЛОВИНУ


Не разделенное тобою чувство,
Почти украдкой, я несу домой.
Зачем мне эта ноша, что неволит
Скорбеть под гнетом тяжести двойной?

Судьба на две распалась половинки,
Едва открывшись, мир поблек, погас.
Казалось, в уходящем все осталось
И жизнь утратила меж днями связь.

Но сердце бьется в такт,
Попеременно:
Я есть, и нет меня –
Я в миге том и этом
Одновременно,
И половинки
Я свожу с трудом.

Как девушка, которую похитив,
Оставили одну в пучине бед,
Я вся, огнем охвачена, пылаю.
Ужель хоть искра не зажглась в ответ?

Едва найдя себя, я потеряла
Себя же, в этом пламени сквозном.
Так, зимнее, в разводах серых утро,
Зардев зарею, гаснет за окном.
ЛЮБЛЮ
Каким странным оказалось это слово…
В каждой клеточке пульсирует оно,
Полыхает жарким пламенем во взоре,
Тяжким вздохом губы опалив давно.

Все туманности Вселенной в этом слове,
Но само же слово - целиком во мне.
Слово страшное, святое слово это,
Что живет в души безмерной глубине.

Мне не вымолвить его, мне не озвучить –
Я в публичные герои не гожусь.
Без него же пустота,- не быть, не выжить,
От себя и от всего освобожусь.

Из себя вытягиваю это слово,
Словно звенья четок изнутри тяну,
Усмирить его хочу в самой основе,
Но сама у чувства я томлюсь в плену.

Каким странным оказалось это слово…
Может милость божью в звуке уловлю, -
Разве можно выжить без святого слова?!
Я люблю тебя. Люблю тебя. Люблю…

АХМАТОВА, АХМАДУЛИНА…
(поэма)

I.
Томик твой,
Ахматова,
Сейчас,
К боли строк готовая заранее,
С полки я беру ( в который раз!),
Когда жизнь
Качается на грани.

Жить в очередях…
И умереть,
И строкой пронзительной
Воскреснуть…
И стонать израненной,
Как петь,
И дыханье изводить на песню.

…Я
Стояла в тех очередях
И считала жалкие копейки.
Я с тобой,
Отбросив липкий страх,
Письмами,
(В рубцах цензурных шрамов),
Прикрывала боль сиротских ран.

Псов свирепых помню до сих пор
И луну в квадрате клетки, -
Тоже.
Где ценней тебя собака,
Ты – никто,
Там окурок ценится дороже.

Анна,
Ты – поэзии родник!

Что влечет к тебе людские души,
Что велит в слово переплавить миг,
Что велит эпоху чутко слушать?
Сердцем времена соединив,
В «Реквием»
Вложила силу воли,
В вечность гордо выплеснув мотив
Сострадания,
Любви и боли.

Вечна тюркской крови страсть:
Жить и музыкой дышать не ново –
Площадям столиц знакома власть
Толпы зажигающего слова!

Беллы Ахмадулиной огонь
Очищал сердца своим порывом
И,
В ответ, -
Многоголосый стон
Тишину дробил эмоций взрывом.
Не погас шестидесятых свет,
С площадей взметнувшийся
В высоты.
Честь храня,
Сказав Иуде: «Нет!»
Ты
Хрустальной прозвенела нотой.

И серебряного века дверь
Ты ли закрывала,
Напоследок?
И ценой чего,
Каких потерь,
В слове оставляют века слепок?
О таинстве дара
Моя речь.
Я –
По эту сторону портала.
Почитать Коран,
Свечу возжечь?
В память тех,
Кто сдернул покрывала
С сердца моего и глаз моих.

Но теперь –
Душа полна цветами!
Я над тьмою поднимаю стих,
Как над воинами света –
Знамя!

II
.

Зная просьб и подписей тщету,
Стыдно стихотворцам плакать хором.
Прочь
Уюта блеск и нищету!
Дорожу лишь Музы приговором!

Бремя чести вынесет народ,
Разлагает общество
Бесчестье,
Но служитель муз,
Из рода в род,
Быть с гонимыми обязан
Вместе!

Кто не знал
Тукая мерный слог,
Иль Шейхзады
Язык певучий?
Каждый

Век собой украсить смог,
Обессмертив в слове миг текучий.
Нации моей душа и кровь
Благородны и чисты от века,
Так,
Звездой Рами всходила новь,
Защищая званье
Человека.

Поэтессы!
Духовные учителя!
Пели вы на языке берез, -
Песня липой шелестит вдали,
На окраинах
Моей земли.
Серьгами украшены,
Весной заневестились березы стройно.
Источают запах духмяной,
Всё в цветах,
Медовой липы кроны.

Когда счастьем родина цветет,
Невозможно разделить народы.
Край единый боль перенесет,
Дружбой пересилив все невзгоды.
Войны,
Чистки
Выиграла страна.
И мой край опорой был при этом.
Ведь она поэзией сильна, -
С Богом ли она,
Иль с партбилетом.

Родина моя!
Поющая земля!

Мы, Ахматовой забыв урок,
Бесприютней
Перелетной птицы –
Не живем,
А отбываем срок,
Дрожью рабской
Пачкая страницы.

Что сумеем
В слове мы сберечь,
Если песня
Не душою спета,
Ахмадулиной не видя речь
Даже на завалах интернета?
Ее ритма огненный набат,
Что доныне болью сердце ранит,
Всем певцам
Примером мог бы стать,
Когда Родина
Стоит на грани.

Нам судьбой отпущен малый срок,
Мы свидетели
Забвенья драмы –
Пусть стрела неравнодушных строк
Прозвучит
Острее телеграммы!..
Я – жива!
Ужели огонёк погас навеки
и золой осело пламя мгновений?
Глаза мне разъедает дым костра,
но я еще живая…
Я – жива!
Пусть что-то важное уносят реки –
в душе моей играют светотени
и под золою жар хранят слова.
Воспламенится уголь…
Я – жива!
– Любви нет, – говоришь ты, – в нашем веке.
Стерплю и этот нож твоих сомнений,
хотя и было больно мне сперва,
но я дышу на угли…
Я – жива!
Сентябрь 2019 года.

Литературно-художественный перевод
с башкирского языка Мамеда Халилов

Дата создание новости 28-01-2020   Комментарии (0)   Просмотров: 954     Номер: 6(13385)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.