$ - 75.8146
€ - 89.8934
75-летие Победы

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Бренд - гарантия качества

Газ в доме будет

Умылись улицы в преддверии зимы

По волне памяти

Об украденном войной детстве


Об украденном войной детстве

Анатолий Никитович Романов, ветеран Великой Отечественной войны, - художник, широко известный своей подвижнической деятельностью. О нем неоднократно писали журналисты “Вечерки”. К сожалению, Анатолия Никитовича уже нет среди нас. Недавно его вдова передала нам его рукопись, в который он рассказал о своем друге, в прошлом - директоре Иглинского профтехучилища Наиле Гиндулловиче Имаеве. Они дружили почти 50 лет. Часто встречались, беседовали на разные темы. Анатолий Романов - участник войны, Наиль Имаев - труженик тыла. У них было много общего. В последние годы они часто вспоминали о своей молодости.
... Когда началась война, Наилю было одиннадцать лет. Семья в то время жила в Кушнаренково. В субботу, 21 июня, прошел выпускной вечер. Среди тех, кто покидал школу, была его сестра Раиля. Ребята всю ночь не спали, гуляли по родному поселку, катались на лодках по Белой и строили планы на будущее. Раиля мечтала поступить в институт...
Наиль очень хорошо запомнил то утро 22 июня. Оно было теплым и солнечным. А днем по радио передали о начале войны. Все были взбудоражены и встревожены, хотя многие верили в то, что противостояние продлится недолго - всего пару недель, и мы победим фашистов. Но, увы, все оказалось иначе.
За короткое время взрослых мужчин призвали. В тылу их рабочие места заняли женщины и подростки. Раиля вместе с бывшими одноклассниками добровольно ушла на фронт в составе женского батальона. Отец Наиля в 1942 году внезапно скончался прямо на работе. В то время младшая сестра училась в 9-м классе, но после смерти папы, чтобы иметь хоть какие-то средства и паек на хлеб, оставила учебу и пошла трудиться. Учащиеся начиная с 5 класса активно привлекались к работе в колхозе. Весной они сортировали семена зерновых культур и сажали картофель. Летом были на прополке, косили траву, заготавливали сено, осенью работали на зернотоках и картофельных полях. Учитель и бригадир колхоза каждому давали задание, проверяли его выполнение и ставили оценки. Ребята лезли из кожи вон, чтобы получить хорошие отметки.
Из центральной усадьбы колхоза к обеду привозили еду. Осенью при копке картофеля к концу работы бригадир раздавал каждому по два или три клубня. Мальчишки и девчонки разводили костер и пекли их. Однако до обеда всем сильно хотелось есть, и многие, не дожидаясь, пока картошка полностью запечется, вытаскивали ее из костра и съедали полусырой.
С каждым днем жизнь людей в тылу становилась все труднее. Питание было скудным: практически одна картошка. Хлеба выдавали по 400-500 граммов в день, причем только работникам предприятий. Вдвойне тяжелей было зимой. Кроме голода надо было пережить еще и холод. Дрова заготавливали в лесу. И не дай Бог потерять домашний скот! Эта беда вела к большим лишениям. Весной все ждали, когда взойдут съедобные травы. Чтобы не умереть с голоду, собирали перезимовавшие на полях колосья ржи, пшеницы и остатки картофеля, клубни которого представляли собой светлую массу с неприятным запахом. Из нее делали лепешки. В свободное от работы время школьники шли на рыбалку. Мама Наиля варила уху или жарила рыбу. Мелочь вылавливали сеткой и поджаривали на костре. Зимой в лесу ставили петли на зайцев: хоть одного косого, да отлавливали.
Не все могли обеспечить себя пищей, поэтому от истощения многие опухали.
- С нашей улицы хорошо было видно соседнюю деревню Тарабердино, - рассказывал мне Наиль. - На кладбище этой деревни, особенно весной, каждый день кого-нибудь хоронили. Многие ребятишки оставались сиротами.
Наиль и его друзья Марат Готовяхин, Виктор Денисов и другие после уроков помогали женщинам разгружать баржи, загруженные до отказа солдатской одеждой. Рваные, пропитанные кровью телогрейки, ватные брюки, халаты... Летом в трюмах от солнца воздух нагревался, и запах крови кружил голову, застревал в горле. Одежду из трюмов выносили на берег и складывали в штабеля. После такой работы сильно болела голова. Затем это тряпье распределяли по домам для стирки и ремонта.
Мама Наиля, как и многие женщины, почти всю войну чинила одежду с фронта. Стирала ее в большом тазу вместе с золой, которую выгребала из печки и разводила в горячей воде. Раствор был очень едким, поэтому к вечеру мамины руки припухали, из трещин сочились кровь и гной. На ночь она смазывала раны каким-то жиром.
Полоскать ходили на Белую: летом - с мостков, а зимой в ледяной воде в проруби. После стирки и починки одежду снова отправляли на фронт.
С большим нетерпением ждали писем с фронта от сестры, но весточки приходили очень редко, и мать часто плакала по ночам. С младшей сестрой как могли старались ее утешить. В начале 1944 года из-за острой нехватки продуктов Наилю пришлось оставить учебу и устроиться на Кушнаренковскую МТС. Некоторое время был учеником, а потом стал самостоятельно работать на станках. С апреля 44-го начал получать талоны на хлеб, и радовались этому событию всей семьей. Трудились по 10-11 часов в сутки, без выходных, а если требовалось - то и больше. За короткое время верхняя одежда Наиля пропиталась машинным маслом. На работе приходилось поднимать тяжелые заготовки и устанавливать их в патрон токарного станка. Руки от грязи отмывал бензином. К вечеру ладони были кровавые от лопнувших мозолей. Глаза часто гноились, а от недосыпания были постоянно красными.
Рабочие в МТС приходили угрюмые, разговаривали между собой тихо. Все как будто чего-то ждали. Больше всего люди боялись похоронок и, если кто-то получал казенную бумагу, сочувствовали, плакали вместе. К обеду собирались на короткое время на улице, где был установлен репродуктор, - слушали сводки от Советского информбюро. После сообщений диктора Левитана об освобождении нашими войсками населенных пунктов все немного оживали, ругали на чем свет стоит проклятого Гитлера и фашистов. Так было из дня в день.
В МТС, где в основном работали женщины, ремонтировали тракторы и комбайны. От тяжелого труда и скудного питания к концу дня некоторые падали в обморок. А о подростках заботились по-матерински: в обед отрывали от себя последний кусок, приносили стакан молока или картофель.
Когда закончилась война, в ночь с 9 на 10 мая, все вышли на улицу. Танцевали и пели, обнимали друг друга, смеялись. А кто-то стоял в стороне и горько-горько плакал. Пережить боль потери близкого человека было нелегко.
Непросто сложились судьбы сирот. Сегодня это пожилые люди, вынесшие на себе в тылу все тяготы войны.
После войны тех, кто трудился в тылу, наградили медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”. Такую медаль получил и мой друг Наиль. Это была самая первая и самая дорогая награда в его жизни, память о детстве, которое у него украла война.
Подготовила Татьяна СТАСОВА.

Дата создание новости 7-05-2014   Комментарии (0)   Просмотров: 1194     Номер: 86(12484)     Версия для печати


Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
8+2-5=?
Ответ:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:


 
© 2011-2019, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.