$ - 93.2519
€ - 99.3648

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ

Возможно подтопление – все службы начеку

Международный Нуреевский фестиваль в лицах

Готовить любят все!

Неравнодушие спасает миллионы

Динка-«наркоманка» и другие,

или Ода собратьям Мухтара



Как и тысячи мальчишек и девчонок, я мечтал в детстве о собаке. Но мои родители были против, считая, что из живности в семье хватит и моего кота Тихона с его чрезмерно веселым нравом. Я взахлеб читал книги о собаках и с завистью глядел на моих сверстников, гордо прогуливающихся с овчарками, боксерами, догами, доберманами – больших собак в те годы часто держали в городских квартирах. О нравах и характере этих четвероногих друзей человека я знал лишь понаслышке, и только годы спустя, будучи уже корреспондентом «Вечерней Уфы», мне по долгу службы довелось вплотную познать службу собачью. Увидеть, что такое верность этих замечательных существ, каковы бывают их таланты.
И ощутить, что такое зубы овчарки…


Началось все с большого очерка в одной из наших республиканских газет, где автор очень интересно рассказал о жизни и нелегкой службе кинологов и собак из служебного питомника МВД республики, что расположен по улице Колгуевской. Завершая свое повествование, журналист задал начальнику питомника, майору Николаю Шеину, несколько наивный и риторический вопрос: «А что испытывает человек, когда на него летит служебная овчарка с оскаленной пастью?» На что прозвучал ответ: «А вы наденьте дресскостюм и испытайте это сами!» Корреспондент ответствовал, что он де не дурак участвовать в таких экспериментах.
А у меня засвербило! Попробовать, что ли, раз предлагают? С дресскостюмом… Или начальник пошутил? А было бы здорово, ведь журналист должен все испытать сам. Даже если страшно.
- О, еще один корреспондент, - оживленно встретили меня молодые офицеры-кинологи во дворе питомника. Майор Шеин, поинтересовавшись, какое издание я представляю, жестом пригласил в здание.
- Я, товарищ майор, если можно, хотел бы попробовать сначала в дресскостюме… Ну, то, что вы предлагали тому корреспонденту…
- Что ж, можно. Только хочу предупредить: иногда бывает очень больно. Ведь дресскостюм – это просто толстый ватник. Но раз уж вы решились, то короткий инструктаж. Собака, как правило, хватает за руку, обычно правую, ведь именно в ней злоумышленник держит оружие. Сразу, как только вцепится – с силой постарайтесь вырвать рукав из ее пасти. Вырвать-то не сумеете, но зато пес не ухватится за саму руку, в зубах будет бушлат. И тут надо начать постоянно таскать, возить собаку вокруг себя, не давая ей перехватить руку как следует. Если перехватит – плохи дела: овчарка может легко сломать кость.
Ну, раз вызвался, не подведи журналистскую братию! Мне надо бежать что есть силы, изображая пытающегося скрыться злодея. Я знаю, что будь сейчас в роли пса любой из этих молодых парней – то меня, вчерашнего победителя и призера республиканских турниров по легкоатлетическому спринту, не догнал бы никто. Но немецкой овчарке по кличке Вьюта мои спортивные заслуги были по барабану, и псина настигла меня, что называется, в три прыжка. Я почувствовал удар в правую руку и, как меня наставляли, начал таскать собаку, не давая ей перехватиться поглубже. Вскоре Вьюту не без труда оторвали от моего рукава. Собака просто бесновалась, и я ощутил себя весьма некомфортно, посмотрев в ее ненавидящие меня глаза! Ты, дорогой мой коллега, хотел узнать, что чувствует в такие моменты человек? Я тебе, так и быть, порасскажу.
Успокоившись и поняв, что все не так страшно, и даже войдя в какой-то раж, прошу повторить все уже с другой собакой.
- Хорошо, сейчас выпустим кобеля, Макса…
Я бегу, уже мысленно прокручавая удар в руку и то, как мне надо будет таскать пса. И внезапно острая боль пронзает… спину. Кто бы мог подумать, что пес способен укусить за ровную поверхность спины! Вместе с ватником Макс прихватил изрядный кусок моего бренного тела под лопаткой. Пытаюсь начать возюкать пса всем телом, но от этого стало только больнее. Через несколько секунд кобеля оторвали от меня. Я, наконец, рассмотрел своего обидчика. Черный, как смоль, очень лохматый и… какой-то добродушный - не рычит, успокоился сразу.
- А он у вас вроде не такой злой…
- Да, Макс отличный трудяга, а по характеру добряк. Не то что эта истеричка Вьюта!
С меня сняли дресскостюм, рубашку и осмотрели спину. «До крови не прокусил. Но черный синяк в полспины обеспечен. Боевой синяк от служебного пса!» – резюмировал начальник.
Я написал целую серию материалов о кинологах, их воспитанниках. Мне понравилось здесь бывать, и я даже сдружился с двумя ребятами, причем именно эти двое были хозяевами нетрадиционных для милицейского питомника собак: подопечным Сергея был ризеншнауцер Чарли, а Евгений работал со спаниелем Диной, которая специализировалась на поиске наркотиков.
Мне поведали здесь множество удивительных историй о верности и преданности этих четвероногих помощников, любой из которых, не колеблясь, отдал бы за хозяина жизнь. Из больших собак на меня особое впечатление произвели упомянутый Чарли, или Чарлик, как его называли здесь, и две восточноевропейские овчарки просто ужасающего размера – кобели Аргон и Анкор. Чарлик, казалось, понимает человеческую речь. Когда хозяин, например, строго говорил: «Иди вон туда в тенек и лежи там, пока я не вернусь», он в точности выполнял то, что велено. (Кстати, я здесь никогда не слышал, чтобы ребят называли проводником служебной собаки, как это пишут в книгах. Может, к тому времени термин «проводник» уже устарел?)


Как-то хозяин выгуливал Аргона. Я не смог сдержать эмоций: «Представляю, какая силища у этого пса!» На что парень улыбнулся, отстегнул поводок от ошейника и указал псу на лежащую неподалеку… покрышку от колеса микроавтобуса: «Апорт!» Неужто принесет?! Огромный, что теленок, кобель резво подбежал к покрышке, сжал ее зубами так, что его челюсти почти сомкнулись, и, подняв ношу, побежал с ней к хозяину. Это было незабываемое зрелище: пес все сделал играючи, и его напряжение выдавали только вздувшиеся на шее жилы…
Здесь я узнал, что собаки – как и люди: есть таланты, а есть и посредственности. Если я раньше считал, что все немецкие овчарки без исключения – умнейшие существа, то кинологи сей миф развеяли. И среди овчарок, оказывается, есть настоящие таланты, есть просто умные работяги, а есть и дурачки, которых пытаться обучать – только силы и время тратить…
Истинным талантом и гордостью питомника была Динка. Обыватели считают, что собак, натренированных на поиск наркотиков, специально «подсаживают» на зелье, делают зависимыми, отчего те так здорово и работают. Это, конечно, полная чушь. Все дело в упорной и кропотливой дрессировке. А ведь собачий нюх просто уникален! Если я вам сообщу, что любая псюха чует всего одну молекулу вещества в литре воздуха, это наверняка впечатлит каждого. Но я воочию видел, что такое собачий нос. Несколько овчарок питомника были обучены находить по запаху масла закопанное глубоко под землю оружие, Динка же была гением в деле поиска наркотиков. Наркокурьеры не дураки, попадаться и загреметь на солидный срок никто не хочет. На какие только уловки не идут, дабы перебить запах дури! Наркотик запаивают в полиэтиленовый пакет, после чего пакет обрабатывают спиртом, затем все это запаивается в другой пакет, потом снова спирт… Наконец, эту «матрешку» обильно пересыпают изюмом, который, как считается, способен напрочь перебить запах. Этот номер, может, с кем и прошел бы, но только не с Динкой. Помощница Жени резво пробегалась по сваленному в гору багажу на аэропортовской тележке и безошибочно указывала на чемодан или сумку, в которой было спрятано искомое вещество. Надо было видеть глаза нарушителей, когда на свет божий извлекались их тайники!
Правда, имел место случай, когда наша длинноухая трудяга опростоволосилась. Она по обыкновению осматривала багаж с одного из южных рейсов – и вдруг начала облаивать небольшой чемодан. Пригласили хозяина багажа, немолодого кавказца. Тот возмутился: «Какие еще недозволенные вещи?! Смотрите!» И распахнул чемодан, который был буквально набит домашней копченой колбасой. Мужчина летел к уфимским друзьям с щедрым гостинцем собственного изготовления. Ну что поделаешь – не устояла псина перед таким «колбасным ударом»!
Мы ехали в город, я со смехом вспоминал происшедшее, а Женя, крутя баранку своего «москвича», выговаривал: «Ну ты че, мать, нас так опозорила-то?!» Динка же равнодушно взирала в окно со своего привычного места на заднем сиденье, всем своим видом словно говоря: «А не стыдно. Лучше кормить надо!» Ничего не попишешь: еда в питомнике была не царской.
По голосу Жени в трубке я сразу понял: что-то произошло. «Ночью Динка пропала. Я ехал в аэропорт поработать по наркоте, а она еще в Уфе выпрыгнула из машины, заднее окно было открыто. Предполагаю только одно: у нее закрутило в животе, а нагадить в машине она себе позволить не могла. Шеф послезавтра приезжает из командировки. Если к тому времени Динку не найду – голову мне оторвет!»
Ну что делать… Публикуем в «Вечерке» фото собаки с номером редакционного телефона. В тот же день прошу ребят с телевидения показать в вечернем эфире фото беглянки. И уже на следующий день раздался столь желанный телефонный звонок: «Похоже, я нашел именно вашего спаниеля. Фото, конечно, в газете черно-белое, но внешность совпадает. Окрас рыжий с белым, возраст, судя по зубам – лет семь-восемь. Приезжайте, я живу на углу Ленина и Революционной».
В прихожей нас встретили молодой мужчина и приветливо улыбающийся кобель породы колли. Пройдя же в комнату, мы застали картину маслом: на коврике возился годовалый малыш, а наша Динка сидела рядом, умиленно взирая на чадо. «У вас такая умная собака, прямо отдавать не хочется. За ребенком смотрит, как бы чего не случилось, даже игрушки за ним потом в корзинку собирает!» Я ожидал, что наша беглянка кинется своему хозяину на грудь, залижет всего, - словом, обрадуется так, как умеют радоваться только собаки. Но я был поражен реакцией «наркоманки» на наше появление. Псина, окинув нас взглядом, равнодушно отвернулась.
- Жень, я не понял, в чем дело! Чего это она?
- А чего тут понимать? Здесь уютно, вкусно кормят, с малышом развлекается, никакой работы. Рай, одним словом. Кто захочет после этого обратно в наши спартанские условия?
- Ребята, а это точно ваша собака? – засомневался хозяин квартиры.
- Жень, продемонстрируй что-нибудь!
Мы попросили мужчину дать нам денежную купюру, которую Динка, повинуясь приказу, нехотя обнюхала. После чего мужчине было предложено спрятать десятирублевку в любом месте в соседней комнате. Для нашей королевы обоняния задача оказалась просто пустяковой: уже через полминуты она облаивала томик стихов на прикроватной тумбочке в спальне. Именно среди ее страниц и была спрятана купюра. «Талант, несомненный талант!» - восхитился владелец колли, совсем как герой известного чеховского рассказа, и мы тепло попрощались.
С тех пор прошло много лет. Моя детская мечта сбылась: в нашей семье живет уже не первый спаниель. Кареглазый умница купается в нашей любви и ласке, с одного лишь взгляда понимая, что от него требуется. Ему неведомо, что где-то его собратья задерживают преступников, разыскивают наркотики и оружие, отважно сражаются с дикими животными, таскают сани с грузом по бескрайней тундре. Ему это знать и незачем – у каждой собаки свои обязанности и свое предназначение. Своя судьба…
Вячеслав ГОЛОВ.
На снимках: Динка-«наркоманка»; мое «знакомство» с Максом.
Фото Владимира ОСОТОВА.

Дата создание новости 15-03-2024   Комментарии (0)   Просмотров: 146     Номер: 18(13762)     Версия для печати

23 апреля 2024 г. №28(13772)


«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 





ВАКАНСИЯ

Редакция газеты «Вечерняя Уфа» примет на работу корреспондента с опытом работы. Зарплата по результатам собеседования (оклад плюс гонорары). Резюме присылайте на почту ufanight@rambler.ru с пометкой «корреспондент». Обращаться по телефону: 286-14-65.



 
© 2011-2023, Редакция газеты «Вечерняя Уфа»
Использование материалов без письменного согласия владельца сайта запрещено.